Сохранен 64
https://2ch.hk/a/res/1246580.html

Masterpiece-тред №5

 Аноним Вск 14 Июл 2013 22:38:06  #1 №1246580 
1373827086481.jpg

Давно пора продолжить. ^_^

Я расскажу вам историю одного человека.
Человека, лишенного всяческих принципов и идеалов, а потому - неуязвимого.
Он ни во что не верил, ничего не желал. Всякие благоглупости о всеобщем счастье, счастье для всех и каждого, вызывали у него даже не усмешку - а тупое молчание; он был довольно туговат на мысли, даже туповат.
В детстве все верят в справедливость, в силу правды. Время убивает эту веру. Он же никогда этой веры не имел; как не имел он и души, и даже разум его был ограничен - его, пожалуй, можно было назвать условно разумным.
Потому он был безгрешен. Своих грехов он не сознавал.
Порой он впадал в ярость и без всякой жалости ломал и калечил все, до чего мог дотянуться. Не обходилось и без сексуального насилия. Однако главенствующую роль здесь играло разрушение - секс, вне насилия, он не принимал и, кажется, даже не мог осознать.
Бронированное, бездушное, слепое чудовище.
Он не знал дружбы. Не знал любви.
Тем не менее, ему были доступны некие их суррогаты.
А еще он мог восхищаться.
Восхищаться можно разными вещами. Кто-то благоговеет перед красотой, кто-то преклоняется перед гармонией. Он же смотрел сенен-сериалы и восхищался ими.
Почему?
Причины, вероятно, следует искать в его детстве. Однако он потерял память, и вспомнить, почему так, не мог. Да и не пытался.
Это было его единственное, чистое и невинное чувство.
До пятнадцати лет он жил, судя по воспоминаниям его сестры, как неприкаянный - молчаливое, равнодушное и в некотором роде безобидное создание. Затем ему выпал шанс уподобиться любимым героям - стать защитником справедливости, смелым и добрым, спасать слабых. Девочка по прозвищу Мейда, найденная им на балконе, попросила его о помощи. Он помог. Девочка пожалела о своей просьбе.
Он убивал всех, до кого мог дотянуться.
Католическая церковь, тайные японские организации, шпионы всех мастей, монстры - ... нет, не трепетали перед ним, поскольку в масштабе мира он был лишь жалким насекомым; однако все, кому не повезло встретиться с ним, навсегда запоминали его безжалостный, бессмысленный взгляд.
"Ацумори Аяо, - спросили его когда-то, - как вы оцениваете современное состояние Японии?"
"Я творю справедливость!" - воскликнул он и удалился в темнеющую даль.
И был прав.

Loading...
Аноним Вск 14 Июл 2013 22:38:50  #2 №1246581 


Было 20 июля.
Произошло много событий.
К примеру, седевакантисты добились-таки своего. Фредерика Ланге, задумчивая девушка с серебристыми волосами, попала в их лапы. Сначала ей было больно. Затем ей стало намного, намного больнее, и в конце душа ее была уничтожена, а из истерзанного тела развилась Мария. Доктор Такамура Акинори ликовал - проект "Совершенство" пускай и в одном пункте из трех, но был завершен.
Накахара Аюми, рыжая спортивная цундере, пытавшая спасти Фредерику Ланге от ужасной участи, после ее смерти впала в депрессию. Чтобы вытащить племянницу из этого болота, Моришима Такео познакомил ее с прелестной Такамурой Мию, надеждой Птиц кипящей крови; Мию была еще очень слаба после возрождения, однако держалась молодцом. "Будем дружить", - бойко сказала она, и Аюми робко улыбнулась ей.
Вышли из подполья два оставшихся члена Ками-но Санкаку - Ирияма Юмиэ, учительница с Хоккайдо, и Китазава Эйджи - дед Китазавы Сейджи, якудза. Они ненавидят Рио Такахико и давно бы убили его - но им мешают Птицы кипящей крови, военизированные подразделения психокинетиков, набранные Рио Такахико из всякого сброда и преданные лично ему. Члены Ками-но Санкаку всерьез опасаются, что однажды Рио надоесть троевластие. Они нанимают убийцу-эспера, чтобы устранить главу Треугольника.
Коске отбросил всяческие сомнения и встал на защиту брошенной всеми Мориоки. Роль хорошего парня ему понравилась. Приятно, что в тебя не кидают камнями, а наоборот, любят - друзья, и уважают - враги. Еще и благодарный темный взгляд Мориоки Акико. Однако любое рискованное решение чревато - Коске пришлось выдержать бой сначала с Птицами кипящей крови, а затем и с источником проблем несчастной Акико - Паоло ди Тарсо, нулевым апостолом. Бой проходил в стеклянном небоскребе. Из последних сил, истекая кровью, Коске вышвырнул злобно орущего апостола из окна. Ди Тарсо упал на проезжавший мимо грузовик с подушками и практически не пострадал, а сам Коске, встав на подоконник, был сдут случайным порывом ветра и, с неимоверной скоростью преодолев высоту небоскреба, погиб от столкновения с асфальтом. Вот и не верь после этого в дурацкие совпадения. Хорошо хоть, у Коске осталось дубль-тело маленькой девочки Сакуры. В таком виде они вместе с Мориокой и покинули Токио.
А в Англии архиепископ Кавендиш показал Эшли Лавджой громадную пещеру под Вестминстером, где содержался пленный ангел. Ангел совсем не походил на человека. Это было гадкое, омерзительное чудовище. "Теперь понимаешь? Хасегава Нагиса и не пыталась убить Бога, - сказал Кавендиш. - Ее целью было проломить небесный купол. И вскоре, - он кивнул в сторону ревущего ангела, - здесь будут миллионы таких тварей". Эшли содрогнулась. "Как же нам их остановить?" - воскликнула она. "Понятия не имею", - пожал плечами Кавендиш. Он солгал. План у него был; однако половине человечества, согласно ему, суждено было быть уничтоженным. К счастью, Джеремия Кавендиш был достаточно свят, чтобы решать, кому жить, а кому умереть.

Аноним Вск 14 Июл 2013 22:39:28  #3 №1246584 

Кроме этих, произошло еще великое множество событий, однако Ацумори Аяо не знал ли о первых, ни о вторых.
20 июля он проснулся, почистил зубы и отправился на дополнительные занятия.
Аяо честно пытался учиться. Он был прилежен и трудолюбив. Однако этого не хватало. Здесь требовался ум - хотя бы такой, как у Китагавы Рики, грудастой отличницы, беспомощной во всем, кроме учебы. Аяо регулярно получал "D" и "F". Его это не расстраивало - в конце концов, в университет он поступать не планировал.
Учителя не любили Аяо.
Его считали либо хулиганом, либо идиотом.
Почему хулиган не может быть идиотом, а идиот - хулиганом? Потому что больные, страдающие идиотией, не могут ходить, у них нарушено строение внутренних органов, а с таким диагнозом особо не поразбиваешь чужих рож.
Аяо шел по улицам Токио и пытался осознать Мейду.
До этого Мейда была лишь его говорливой спутницей, в которую он время от времени разряжал биологический материал. Аяо считал ее глупой. Мейда была ребенком, а все дети глупы. Так он полагал - однако Мейда смогла его удивить. Она разработала и осуществила хитрый план; в результате - докучавшая ей Аяме в коме, а сам он полностью зависит от нее. Аяо не мог даже разбить Мейде наглое личико: она забеременнела от него, а к беременным Аяо питал странное уважение.
- В своей жизни Дева Мира рожает лишь одного ребенка, и только девочку, - объясняла ему Мейда.
Мейда не была настоящей Девой Мира. Ее создал Курумару Тацуо, ересиарх, увлекавшийся генетическими экспериментами. Мейда была клоном (почти 100% совпадения) Франчески ди Риенцо, истинной итальянской Девы Мира.
К слову, свою наследницу Франческа ди Риенцо пока еще не родила.
"Могу ли я доверять Мейде?" - подумал Аяо.
Последние события показали, что Мейда не лишена разума. Возможно, она даже умна. Или... У Аяо закралось подозрение. А если Мейда - такое же создание, как и он? Бессмысленный голем, исправно играющий выбранную роль: как Аяо пытается быть защитником справедливости, так и Мейда - играет роль его спутницы, нежной, милой и трогательной. Но маски однажды слетают, и все видят, чтобы у прекрасной дамы вместо лица пропасть, заполненная гниющими чудовищами.
У Аяо даже вспотели ладони.
Было бы кстати!
Будь Мейда злодейкой...
Он остановился перед торговым автоматом, чтобы купить себе баночку сока.
Засунув в прорезь 2000-иеновую купюру и нажав кнопку, Аяо стал терпеливо ждать. Автомат никак не реагировал.
"В чем дело?" - удивился Аяо.
Он пнул автомат.
Сработала сигнализация.
Аяо испытал неудовольствие. С тех пор, как сестра впала в кому, и он отнес ее тело Птицам кипящей крови, жизнь стала заметно хуже. Никто не работал, деньги стремительно таяли. Вдобавок домохозяйки ни из Мейды, ни из Аяо не вышло. Требовалось решение. Пора забрать Аяме у Птиц.
Аяо еще раз пнул торговый автомат.
Автомат взвыл.
- Вот так всегда. Вкладываешь деньги и получаешь на выходе возмущенные вопли. Что люди, что машины - все одинаковы.
Говорила девушка.
Аяо не заметил, как она подошла.
У девушки были темные волосы с рыжинкой и красивое лицо без макияжа. Одежда - ярко-синие джинсы и рубашка с высоким стоячим воротником. На вид ей было 17-18.
- Меня зовут Линайна, - усмехнувшись, девушка протянула ему узкую ладонь. - Я тоже от него пострадала.
Аяо тупо уставился на нее.
- От автомата, жрущего бумажки, - уточнила Линайна.
- А, - понял Аяо.
От девушки не исходило чувство опасности, поэтому он не стал колебаться и пожал ладонь.
Над городом пролетело несколько ворон.
Ладонь оказалась обжигающе горячей. Аяо почувствовал, как обугливаются его пальцы. Он, помедлив, попытался высвободить руку, но девушка держала крепко.
- Слушай сюда, Ацумори Аяо, - скороговоркой произнесла Линайна. - Ты знаешь, что такое Экспедиционный корпус?
- Нет, - он покачал головой.
- Вот и правильно. Экспедиционный корпус состоит из полнейших болванов. Архиепископ Кавелин понабрал всякого отребья и послал сюда. Якобы отстреливать врагов Католической церкви, но на самом деле - просто имитировать деятельность. У всех примасов есть собственные шпионские штаты, чем наш архиепископ хуже? Вот только опыта никакого, да и стимулов нормальных нет. К сожалению, я тоже принадлежу к Экспедиционному корпусу.
- Мне больно, - напомнил Аяо.
- Не ври мне, - Линайна оскалилась. - Ты не способен испытывать боль. Поэтому, подозреваю, и вырос идиотом.
Аяо никогда не рассматривал себя с такой стороны.
- А вот еще задачка. Знаешь, что такое рокировка?
- Примерно представляю.
- Неверно представляешь, - свободной рукой Линайна вытащила из кармана бокскаттер и зажала в зубах. Затем подтянула к себе Аяо и прижалась губами к его губам. Всего на мгновенье, но у Аяо ужасно закружилась голова. Он закрыл глаза.
"Мир стал другим, - подумал он. - Какое бесстыдство..."
В зубах у него был зажат бокскаттер.
Почему?
Он открыл глаза. Тело ощущалось совсем другим. Легче или тяжелее - не понять; однако центр тяжести определенно сместился. Увеличилась нагрузка на позвоночник.
- Дай сюда, - Линайна взяла бокскаттер.
Судя по ликующему взгляду, ее задумка удалась. Вдруг до Аяо дошло, что хоть глаза-то Линайны остались прежними, тело ее видоизменилось. Комплементарные изменения. Линайна забрала его тело себе.
Они обменялись телами.
Пальцы разжались, огненное рукопожатие распалось.
Линайна повела плечами. Аяо с любопытством - когда еще выпадет такой шанс? - разглядывал свое тело со стороны. Ничего не выражающее лицо, черные прилизанные волосы. Красная свободная футболка. Совсем не похоже на изображение в зеркале.
- Это и есть рокировка? - спросил Аяо.
Женский голос, подметил он мимоходом.
- Да, моя способность, - кивнула Линайна. Она вдруг хихикнула. - Ну и дурацкий голос у тебя!
Аяо терпеливо ждал от нее действий. Интересно, она поведет себя как...
- Ха!
Неуловимым, змеиным движением Линайна вогнала лезвие ему в живот. Говорят, проникающее ранение сопровождается холодом, но - никакого холода; лишь резкая обжигающая боль.
Аяо, хватая ртом воздух, рухнул на колени. Боль! Это было и впрямь больно! В точке живота нарастало неудовольствие, катастрофическое неудовольствие. "Наверное, это и есть боль, это и впрямь колоссально..." - хотел он было прокомментировать происходящее, однако новое, неизведанное чувство сильно мешало ему.
Аяо свернулся в позу эмбриона, подтянув колени к груди, и заскулил. Кровь толчками покидала его тело.
- Стоило бы добить, но я никогда не убиваю собственными руками, - сказала Линайна голосом Ацумори Аяо. - Так что лежи, умирай.
Возник гнев.
Никогда еще гнев не был так силен. Впервые Аяо испытал такое чувство; впервые он потерял самообладание. Он было приподнялся на локтях, чтобы встать и нанести сокрушительный удар - но Линайна пинком отправила его обратно.
- А ты силен! - рассмеялась она. - Прощай!
Линайна пнула торговый аппарат. Из отверстия вылетела банка сока. Линайна утолила жажду и пошла прочь, не оглядываясь - легкой, упругой походкой самоуверенного человека.
У Аяо потемнело в глазах.
Он лег поудобнее и постарался взять себя в руки - обычно, при его притупленном восприятии мира, это не составляло никакого труда; однако теперь... все было слишком острым. И мир, и воздух, и боль.
"Наверное, мне стоит выжить. У меня грудь, ахах..." - Аяо провел окровавленной ладонью по своей часто вздымавшейся, трепетавшей от боли груди.
Он умрет здесь.
Не то, чтобы это сильно расстраивало его - просто досадно, что не получится воспользоваться преимуществами так внезапно полученного женского тела. Такого даже у Шимидзу Тома, великого защитника справедливости, не было.
Слабеющей рукой Аяо стал ощупывать карманы джинс. Пустые. Никаких документов, не говоря уже о мобильном телефоне. Так бы он хоть скорую помощь вызвал.
Желудок задет, наверное. Опасная рана.
Да стопроцентно смертельная.
В обычном своем теле Аяо смог бы пережить даже такое; но теперь в его распоряжении было лишь слабое, бессильное тело Линайны. И это тело умирало.
- Вы ранены? - раздались над ним голоса. - Вы ранены? Вы ранены-ранены-ранены? Ранены? Тут девушка ранена!
А, это один человек. Полицейский. "Вот это люди - защитники справедливости", - с восхищением думал Аяо, пока над ним суетились, кричали, куда-то тащили...
Боль исчезла, а вместо нее пришло обычное отупение. Жаль, ясности сознания не прибавилось.

Аноним Вск 14 Июл 2013 22:40:13  #4 №1246585 

Аяо очнулся в больничной палате. Пробуждение было резким и мгновенным. Словно щелкнули выключателем.
- Где я? - спросил он у медсестры и почти сразу же поморщился от несоотвествия голоса и тела.
Медсестра выронила шприц и юркнула за дверь.
Вскоре она вернулась с солдатом. То, что это был солдат, можно было узнать по тяжелой лязгающей походке. Члены JSSDF никогда не расставались с экзоскелетами.
- Лежите, - сказал солдат.
- Что здесь происходит? - все еще морщась, спросил Аяо.
Боли, столь смутившей его, не было. Однако мир ощущался сквозь вату. Обезболивающее, похоже.
- Вы арестованы по подозрению в шпионаже, - сказал солдат.
- Понятно. А как меня зовут?
Солдат подумал, что над ним издеваются, и рассердился. На его лице заиграли желваки.
- Линайна Конте. Но это вряд ли настоящее имя, - наконец бросил он.
- Какие основания для ареста? - спросил Аяо.
- Свидетельства.
- Чьи?
- Неважно.
Что ж, понятно. Линайна, переселившись в тело Ацумори Аяо, написала пачку доносов. Сдала свое прежнее прибежище с потрохами.
- Меня посадят в тюрьму? - спросил Аяо.
- Да, но не сейчас. У вас еще есть время, чтобы выздороветь.
- А рана серьезная?
- Не знаю.
Солдат ушел, и Аяо занялась медсестра.
Он попытался разговорить ее, но ничего не вышло - медсестра, стареющая женщина с нечистой кожей, упорно игнорировала все его обращения. Наверное, солдаты запретили ей разговарить с пациенткой.
Пока меняли бинты, Аяо успел рассмотреть доставшийся ему живот. Гладкий и загорелый. Вид, правда, портили бугристые черные швы, опоясывающие пупок и поднимающиеся к тяжелой груди. Кожа вокруг них воспалилась и покраснела.
"Вы арестованы по подозрению в шпионаже..."
Аяо вдруг ощутил усталость.
Ему нужно поспать.
Он расположил голову поудобнее и закрыл глаза.
Через несколько дней его навестил высокий, хорошо сложенный человек в красном мундире Птиц кипящей крови. Аяо готов был поклясться, что знает этого человека. Или видел его, причем не один раз. Однако ни вспомнить его имени, ни понять, где именно они виделись, Аяо так и не смог.

Аноним Вск 14 Июл 2013 22:40:42  #5 №1246586 

Человек остановился на пороге и проверил, как работает кондиционер.
- Вам удобно? - спросил он.
- Кто вы? - резко спросил Аяо.
Он нашел себе новое развлечение - имитировать чувства, такие, как страх, паника, отчаяние; в исполнении Линайны они выглядели весьма забавно.
- Что меня ждет? - Аяо вцепился в край одеяла.
- Арест, я полагаю, - незнакомец присел рядом на постель. - Но всего этого можно избежать.
- Я ничего не знаю! Я даже не понимаю, в чем дело!
- А вот этого не стоило говорить, - незнакомец вздохнул. - Сейчас не то время, чтобы подтирать сопли шпионам. Вчера ввели военное положение.
- Военное положение?..
- Не знали? Китайцы высадились на Окинаве. Правительство пытается с ними договориться, но, похоже, войны не избежать, - незнакомец был словно доволен этим. - Китай требует вернуть острова Сенкаку, но это так, только повод. Настоящая же причина... Да вы и сами знаете, наверное.
Аяо глубоко задумался.
Первое - с чего бы китайцам вдруг оккупировать Окинаву?
Второе, гораздо более важное - как выстроить свой разговор с незнакомцем?
Аяо постарался придать себе безобидный вид.
- Я не знаю, - пропищал он.
- Лжешь! - подался вперед незнакомец.
Ага, началось. Давление и запугивание.
"Будь я шпионом, чтобы я сделал?" - подумал Аяо.
Шпионы фигурировали и в Мастерписе. Вот только обычно их судьба была незавидной. Два кадра: первый - шпион в лапах торжествующих героев, второй - шпион, испуганный и забитый в кровь, с воем сдает всех подряд. Между этими кадрами обычно были опенинг или интро. Как допрашивали шпиона, что ему говорили при этом - оставалось за кадром.
"Ладно, будем импровизировать".
- Давайте так, - миролюбиво сказал Аяо.
Он решил, что воспользуется типажом разоблаченного злодея.
- Как вас зовут? - спросил Аяо.
- Кгхм... - незнакомец был сбит с толку. - Мое имя - Курумару Тацуо.
"Разве он не умер?" - удивился Аяо.
Курумару Тацуо был ересиархом. Аяо убил его, но при этом напрочь лишился памяти - если верить Мейде. Нынешняя личность Аяо и понятия не имела, что за человек Курумару Тацуо и чего от него следует ждать.
Да и потом...
Это же насколько скатился Курумару, чтобы стать мальчиком на побегушках у Рио Такахико?
- Понятно, - сказал Аяо язвительно. - Выпал из лона Церкви и сразу превратился в дерьмо.
Курумару покраснел и сжал кулаки.
- Не думай, что твои жалкие угрозы меня испугают, - самоуверенно продолжил Аяо. - Им следовало бы прислать человека поумнее.
- Поумнее? Кого?
- Рио Такахико. Он с ним бы я поговорила, - Аяо изо всех сил пытался удержать женский род в разговоре. - Да только и он... обречен.
- В каком смысле - обречен?
- Скоро умрет. И барахтаться бесполезно. То, ради чего я прибыла в Японию, уже сделано.
Курумару вновь подался вперед. Ему было интересно. Он, наверное, думал, что смог разговорить Линайну.
- И что же это?
- Давай так, - Аяо потер указательным пальцем о большой. - Я тебе - маленький секрет, а ты пообещаешь мне кое-что. Идет?
Курумару изобразил мыслительный процесс.
- Идет! - наконец сказал он. - Говори, чего ты хочешь.
- Слушай сюда. Мейда... вернее, Курумару Такана, - Аяо поправился и с удовольствием заметил, как зажглись в глазах Курумару злобные огоньки, - понесла от Ацумори Аяо.
- Что?! Да как такое может быть?! - взревел Курумару.
Он даже вскочил с постели и стал нарезать шаги по палате, сжимая и разжимая кулаки.
- Как же так?!
- Убей ее, - не сказал, но прошипел Аяо. - Убей как можно скорее.
- Убить? Зачем?!
- Ты идиот? Да ты хоть понимаешь, КОГО она может родить?
Курумару замер, раскачиваясь с носка на мыс.
- Кажется, понимаю... - медленно произнес он.
"Интересно, что именно он понимает?" - удивился про себя Аяо, но железо надо ковать, пока горячо.
- Это и было мое условие, - сказал он мирным тоном. - А вот твоя награда: слышал про Экспедиционный корпус?
- Слышал... вроде.
- Это могущественная тайная организация, основанная Католической церковью. Подчиняется непосредственно архиепископу Кавелину. Инициативные, смелые. Отчаянные - набраны из отребья. Очень опасные. И я, - Аяо изобразил нечто вроде гордости, - состою в Корпусе.
- Хмм... Сам Кавелин не очень-то и инициативен, - промямлил Курумару.
Ах да, Курумару ведь был тринадцатым апостолом, а значит, лично знал остальных апостолов. В том числе и Кавелина.
Положение нужно было спасать.
Аяо снисходительно усмехнулся.
- Дурень. Кавелин - прикрытие.
- Понятно... - задумался Курумару. - Всем руководит, конечно, Паоло ди Тарсо, а Кавелин - прикрытие. Так что там с Экспедиционным корпусом?
Название Корпуса он произнес с невольным уважением.
- Да всё уже, - пожал плечами Аяо. - Нас послали, чтобы разместить в нескольких точках ядерные заряды. Отдельные подразделения делали тоже самое в море, минировали берега. Теперь, стоит нажать всего одну кнопку - и вся Япония взлетит на воздух. А то, что останется, утонет в цунами.
- ЧТО?! - закричал Курумару, выпучив глаза.
- О китайцах сам догадайся. Думаешь, зря Церковь их сюда привлекла? Китай, хоть и союзная нам страна, но все-таки - гнездо мерзких коммунистов. И если китайская армия погибнет вместе с Японией, Церковь... плакать не станет.
О китайцах Аяо ляпнул просто так. Однако именно китайцы, похоже, убедили Курумару окончательно. На его лице появилось выражение прозревшего детектива.
Он все понял.
Намеки, догадки, страшные подозрения - соединились в его голове в четкую картину. И картина эта была ужасной.
- Теперь-то ты понял?
- Да...
- О расположении зарядов можешь меня не спрашивать - не знаю. Нас разбили на тройки, и каждый знал только этих двоих. Полная автономия. И... да! Курумару!
- Ч-что? - он был измучен осознанием и не сразу понял, что Линайна обращается к нему.
- Ты же понимаешь, надеюсь... - Аяо сложил длинные пальцы в умоляющем жесте и чуть улыбнулся. - Я не хочу вместе с вами помереть. Спасешь меня?
- Нет.
- Ладно. Посмотрим еще, кто из нас выживет...
- Ха! - Курумару вскочил на ноги. Он указал пальцем на Аяо и громогласно заявил. - Еще посмотрим, дорогуша, сработает ли ваш план или нет. Я сегодня же отбываю в Токио. Мы разберемся с вашим "Экспедиционным корпусом". Вот увидишь.
- Токио? - растерялся Аяо. - А где мы сейчас?
Курумару восторжествовал. Хоть в чем-то, но он уел шпионку.
- Только опомнилась?
- Нет, правда, где мы сейчас?
- Киото, - значительно произнес Курумару. - Тысячелетняя столица. Сердце Японии.
Не прощаясь, он вышел.
Аяо крикнул ему вслед - "Не забудь про Мейду! Убей ее скорее!"; затем стал думать, как же ему поступить.
О Мейде он не беспокоился. Если она, защищая от Курумару своего нерожденного ребенка, раскроет истинную свою сущность, тем лучше. Если погибнет - значит, никудышный она персонаж.
Куда важнее: чем, интересно, занимается в Токио настоящая Линайна в образе Ацумори Аяо?
Аяо бы с удовольствием на это взглянул. Вот только придется бежать из больницы и преодолеть - в женском теле - километры, разделяющие Токио и Киото. Ладно.
Не беда.
Кровь и кишки.
Аяо нажал на кнопку около изголовья, вызывая медсестру.
- А можно мне в туалет?

Аноним Вск 14 Июл 2013 23:00:03  #6 №1246628 

>>1246580
О, неужели я дождался, завтра же прочту. Ссылку на предыдущие части запости, кстати.

Аноним Пнд 15 Июл 2013 00:27:54  #7 №1246798 

>>1246598
Но там скучно же.
>>1246628
Вообще-то не я не Аня, а Маша, так что где брать ссылки, я не знаю. Ну вот я и признался. Это было легко, не правда ли?

Аноним Пнд 15 Июл 2013 00:32:21  #8 №1246808 

Я пользовался вот этим:
http://samlib.ru/s/shalunkowa_anna/

Аноним Пнд 15 Июл 2013 18:12:19  #9 №1247728 

Бамп.

Аноним Пнд 15 Июл 2013 18:32:47  #10 №1247740 

Странно читать фанфик по пародии. Но интригует тем не менее.

Аноним Пнд 15 Июл 2013 18:42:51  #11 №1247761 

>Чтобы вытащить племянницу из этого болота, Моришима Такео познакомил ее с прелестной Такамурой Мию, надеждой Птиц кипящей крови; Мию была еще очень слаба после возрождения, однако держалась молодцом. "Будем дружить", - бойко сказала она, и Аюми робко улыбнулась ей.

Маша, я напомню, что новым телом для Такамуры Мию стало тело матери Накахары. Так что если Аюми "робко улыбнулась" при её виде, то очевидно глубоко поехала.

Аноним Пнд 15 Июл 2013 22:52:07  #12 №1248586 

А тред про ояша со слепой сестрой и шлюхой уже удалён?

Аноним Пнд 15 Июл 2013 23:08:12  #13 №1248629 

>>1248586
Да, текст можно гуглить по "сакакибара юджи" или в архиве http://web.archive.org/web/20130521221132/http://2ch.hk/a/res/694254.html

Аноним Втр 16 Июл 2013 02:26:42  #14 №1248895 

>>1247761
Ой. Точно. По-дурацки вышло. Блин. Им как бы предстоить еще роль немаловажную сыграть.
Впрочем, можно сделать так: ля-ля-ля, Моришима прямым текстом говорит Аюми: "Твоя мамаша подохла, но ты не отчаивайся, я все предусмотрел. Мы с друзьями из института переселим в ее тело душу умершей лоли. Эта лоли крайне ценна для правительства. Умеет убивать одним взглядом. Так что не расстраивайся и дружи с лоли, и не смей, шпана малолетняя, расстраивать ее своими жалобами, а то и ты, и я вместе отправимся валить лес в диких ебенях. Все понятно, няша?"
От такого и поехать можно. Наверное.
>>1248586
Утонул. :(

И вообще, просмотрел я заранее составленный план по высеру фанфику, и какой-то Аяо получается незлобный. Даже, блеать, душевный. Спасает мирных граждан и убивает злодеев. Очередной Юджи, да еще и без замашек ояша и тупняков. Надо трэш срочно генерировать, а то ведь НИКАНОН. Блеать.

Аноним Втр 16 Июл 2013 03:07:08  #15 №1248919 
1373929628691.jpg

>>1248895
Ты бы еще перечитал разок внимательно, потому что Моришима планировал выдрессировать того кадавра, чтобы он был похож на бывшую Накахару Рейко, и чтобы Аюми не почуяла подмены. Типа "ололо вот твоя мать нашлась, все хорошо". По крайней мере так было в первоначальном варианте, потом товарищ Шалункова принялась переписывать 4 том заново.
Вообще, ты там такие охуенные истории в своем "рекапе" написал, что я бы хотел их прочитать в деталях. То есть таки добить 4 том до конца.

И было бы вообще замечательно выйти на связь с Шалунковой-Рахметовым и чтобы он сам обо всем рассказал. Знаю, что помимо самиздата обитает он здесь: http://fantlab.ru/user37638
И здесь:
http://ficbook.net/authors/Nyaa-nyaa

Его почтовые ящики:

[email protected]
[email protected]

Есть инфа, что он как минимум один раз посетил наш /izd/, запостив стори о Сане Хере.
Еще есть инфа что он своего Мастерписа очень сильно стыдится.
Также имеется инфа, что он писал несколько пони-фанфиков на сосаче и вообще является понифагом.

Аноним Втр 16 Июл 2013 03:55:48  #16 №1248960 

>>1248919
Ух-ты, какая хорошенькая! Соус няши?

Аноним Втр 16 Июл 2013 04:39:05  #17 №1248983 

>>1248960
Medaka box

Аноним Втр 16 Июл 2013 23:20:46  #18 №1250317 

>>1248919
>Псевдоним Рахметов
>Подпись на форуме: Моя тетя православная и потому запрещает мне есть яблоки. Вот груши можно. Груша - хороший православный фрукт.

>Иерархия света Автор: Nyaa-nyaa
>1. Анх-аф-на-Хонсу
2. Багряная жена
3. Иерофант
4. Императрица и Император
5. Наложница Его желания
6. Псы Рассудка

>Также имеется инфа, что он писал несколько пони-фанфиков на сосаче и вообще является понифагом.

Анечка была сочной личностью. И, похоже, не чуралась эзотерических текстов.
Вы узрите тот час, о благословенный Зверь и ты, Багряная Наложница его желания! и т.д.
Написал ему, но не уверен, что он ответит. Может, он в армии, по возрасту (если указан верно) вроде подходит. Как Ким.

>>1248919
>Типа "ололо вот твоя мать нашлась, все хорошо"
Да, но... Моришима вроде взрослый мужик, хотя и со странностями. Мне кажется, ему проще было бы сказать глупой цундере-племяннице правду, чем извращаться и дрессировать Мию, которая и так не вполне адекватна (насколько я помню), плюс это не Мию старается ему угодить, а он с чуваками (вроде из числа приспешников Рио Такахико) пытается угодить ей.

>То есть таки добить 4 том до конца.
У меня нет мыслей, чем он вообще может закончиться. Я потерял сюжетную нить во всех этих переделках. (

Аноним Чтв 18 Июл 2013 16:20:51  #19 №1252756 

Бампану пожалуй.

Аноним Птн 19 Июл 2013 02:13:50  #20 №1253541 

Аяо решил определить свои приоритеты. Как бы ни нравилось ему новое тело, оставаться в нем долго было нельзя. Женщина как главный герой сенена - это убого.
Аяо всегда играл по правилам; впрочем, бывали моменты, когда правила приходилось нарушать - в таких случаях Аяо испытывал сильное неудовольствие и дискомфорт.
И боль.
Боль начала его раздражать. Будто кожу целиком содрали. Теперь Аяо намного острее воспринимал окружающий мир. Чувствительность, по сравнению с прежней, увеличилась в тысячи раз. Уголки кровати острые; он запомнил это на всю жизнь, когда случайно приложился коленом об угол. Лампочка обжигает. Если воткнуть палочку в глаз - будет больно. Тело больше не подчинялось Аяо стопроцентно - работа рефлексов; он не мог заставить себя шагнуть в огонь или сделать иные, в некоторых случаях, абсолютно необходимые вещи. Неприятное открытие.
"Когда встречу Линайну - заставлю поменяться", - решил он, приложившись в очередной раз об угол.
Но все не так просто. Аяо охраняли солдаты JSSDF; хотя бы один из них круглосуточно дежурил у двери. Смена происходила трижды в сутки: в 8 утра, в 16 вечера и в полночь.
Была и другая проблема - со временем к солдатам присоединилась миниатюрная девушка-телекинетик. Ее звали Фуюкава Моэми. Однажды Фуюкава зашла к Аяо и с ходу согнула ложку взглядом.
- Тоже самое будет и с твоим сердцем, - прорычала Фуюкава.
Свирепый рык в ее исполнении выглядел забавно, учитывая детский няшный голос. Кроме того, Фуюкава носила высоченные военные ботинки. Аяо сразу поразили эти ботинки. Они напомнили ему ботинки диснеевских персонажей.
Попытки завести беседу Фуюкава воспринимала крайне враждебно. Со временем Аяо понял причину такой озлобленности - девушка считала, что ее поставили на столь бесполезную работу только для того, чтобы отделаться. Птицы кипящей крови, в отличие от JSSDF, не считали шпионов заслуживающими внимания. Визит Курумару, как оказалось, был совершенно случайным - он проездом оказался в городе и решил поболтать с несколькими осужденными и прочими страдальцами.
- Кто он такой, этот Курумару? - как-то спросил Аяо у Фуюкавы.
Та с неохотой ответила:
- Да урод один. Выполз недавно и предложил свои услуги. Вроде как посредник между нами и... Так, а тебе зачем? - она с подозрением уставилась на Аяо.
- Мне интересно, - он сделал невинный вид.
- А это тебе не интересно? - Фуюкава показала ему свой жуткий кулак, размером не больше абрикоса.
Аяо испугался и больше подобных вопросов не задавал.
- Еще неделя, и тебя повесят, - как-то прорычала ему в лицо Фуюкава.
Тогда-то Аяо и задумался о скором побеге.
Само собой, в новом теле он не справится с Фуюкавой. Телекинетик скрутит его в бараний рог и выдавит кишки изо рта, даже не пошевелив пальцем. Остается один вариант - внезапное нападение; однако ему все равно придется разбираться с солдатами, одним или двумя. Взять Фуюкаву в заложники? Не получится, солдаты пристрелят их обоих, а потом скажут: "Этого требовала ситуация!"
От подобных рассуждений Аяо быстро утомился.
Он решил совершить пробное нападение на Фуюкаву. План был таков - Аяо отпрашивается "по-маленькому" (в утке он, слава богу, больше не нуждался) и под присмотром Фуюкавы идет в женский туалет. Там он снимает фаянсовую крышку с унитаза и бьет ею Фуюкаву по зубам. Та выходит из строя. Аяо вспарывает ей сонную артерию ногтем, затем, обмазавшись свежей кровью, выбегает в коридор и начинает вопить. Пациенты и персонал впадают в панику; в воцарившейся суматохе Аяо скидывает с себя окровавленный халат и вместе со всеми прорывается к выходу.
ВЫГОДА.
Однако вышло все совсем не так.
Планы на то и планы, что оторваны от жизни.
- Можно мне в туалет? - ближе к вечеру спросил он у Фуюкавы.
- Только по-быстрому, - злобно ответила она.
Аяо подобрал полы халата и осторожно пошел за ней по больничным коридорам. Рана уже затянулась; швы сняли вчера - осталось лишь пара дней до выписки. Однако в животе при быстрой ходьбе все равно отдавало болью.
- Скажи, у меня нормальная фигура? - внезапно спросил Аяо.
Фуюкава даже остановилась.
- И что, интересно, я должна ответить?
- Оценить меня. Ответить "да" или "нет".
- Нет. Не нормальная. Уродина ты, понятно? - с еле сдерживаемой яростью сказала Фуюкава. - Дылда!
- Понятно.
Аяо оглянулся в поисках солдат. Не видно. Похоже, дежурил всего один, и то он остался возле двери. Коридор был почти пуст - разве одинокая медсестра сидела за компьютером на приемном пункте.
Взгляд Аяо упал на окно в конце коридора.
Не забрано решеткой.
- Чего встала? - толкнула его Фуюкава. - Обиделась?
- Я? Нет... - сказал Аяо, все еще поглощенный мыслями.
- Тогда давай быстрее!
- Подожди, пожалуйста, - он повернулся к медсестре. Фуюкава дернула его за плечо, однако Аяо вывернулся и быстро, почти бегом, двинулся к приемной стойке.
- Стой! Куда?!
- Они держат меня силой! - завопил Аяо в лицо ошарашенной медсестре. - Меня скоро убьют! Пожалуйста, спасите меня! Спасите меня, у вас ведь есть дети моего возраста, я знаю это точно!
- Да что ты несешь! - взревела Фуюкава. Настигнув Аяо, она толкнула его и сильно приложила лицом о стойку.

Аноним Птн 19 Июл 2013 02:14:38  #21 №1253544 

Медсестра в испуге отшатнулась от них. Аяо только это и нужно было. Перегнувшись через стойку, он схватил монитор - затрещали вырываемые с мясом провода - и что есть силы ударил им Фуюкаву по разъяренному, покрасневшему личику. Хруст! Угол монитора вошел ей в переносицу. С плачущим визгом Фуюкава опрокинулась на спину, зажимая лицо ладонями. Из сломанного носа забил фонтанчик крови.
Аяо замер.
Он отсчитал пять секунд, затем вновь обозрел поле битвы.
Ничего не изменилось. Медсестра съежилась в своем кресле, шокированная Фуюкава хныкала на полу. Солдат еще не появился. Скорее всего, вызывал подкрепление; а может, пытался связать вопли из коридора и то, что не так давно Фуюкава с пленницей вышли из палаты.
"Медленная реакция", - Аяо не мог поверить, что все прошло так гладко.
Да его охраняли дилетанты!
Хотя, учитывая, насколько мелкой сошкой была Линайна Конте, и неудивительно.
Аяо отвел ногу и пнул скорчившуюся Фуюкаву по плавающим ребрам. Та дернулась и перестала вопить, беззвучно открывая и закрывая рот. На некоторое время она потеряла способность к движению. Присев, Аяо поднял ее; либо Фуюкава отяжелела от неудобной позы, либо сам он стал намного слабее - но у него затрещала от напряжения спина, а в животе кольнуло болью. Аяо подтащил девушку к окну и, оценив на глаз расстояние, метнул проклятую безмозглую идиотку - как питчер бросает бейсбольный мяч. А ведь не зря, отметил Аяо, мяч сделан именно круглым. Человекоподобные фигуры летят намного хуже. Тем не менее, на больничное стекло Фуюкавы хватило. Ее дернувшееся в последний момент тело проломило окно и в веере стеклянной крошки вывалилось в открывшийся проем.
- Что за херня у вас творится?! - закричал солдат, выбегая из-за угла.
Проверить обстановку он догадался только сейчас.
- Фуюкава Моэми погибла. Боюсь, по твоей вине, - сказал Аяо и перемахнул через подоконник.
Фуюкава не погибла. Даже после того, как Аяо приземлился на нее - а был третий этаж - она очухалась и, поскуливая, как обгадившийся щенок, отползла в кусты.
"Что я чувствую? - задумался Аяо. - Испытал ли я удовольствие, приложив Фуюкаву? Несомненно; но это удовольствие несколько иного толка, чем раньше. Не сексуальное, а... с оттенком злорадства? Так, вероятно, чувствуют себя женщины, угнетая и унижая своих товарок. Неужели я утратил либидо? Женское тело определило для меня женское сознание и женское же мировоззрение?"
- Стоять! - завопил сверху солдат. В землю рядом с Аяо вгрызлась автоматная очередь, взрывая и вскапывая ее. Аяо отступил на шаг - в колено ему отскочила дымящаяся гильза. Он понял, что второго шанса не будет, и бросился искать выход.
Пропетляв немного по тротуарам, среди кустов и статуй, Аяо выскочил к большим решетчатым воротам. Боль в животе стала явной. Так и до осложнений недалеко.
В будке дежурил престарелый сторож. Он закричал что-то неодобрительное, но Аяо рыбкой протиснулся сквозь широкую решетку и оказался на пустынной улице. Недавно был дождь; в воздухе плавала влажная взвесь. Дома тонули в мягком белом тумане, напоминавшем растаявшее мороженое. Аяо выбрал направление наугад. Бежать в больничных тапочках было неудобно, поэтому он скинул их. Босые ноги громко шлепали по асфальту - Аяо старался не сбавлять темпа.
"Напуган ли я? Счастлив ли я?"
Отстраненный разум пытался анализировать ситуацию. Однако тело упорно сбивало ему концентрацию, навязывая собственный ритм. Думать с бьющейся в висках кровью оказалось затруднительно.
Аяо пробежал еще около километра и остановился. Ему просто необходимо было передохнуть. Вдох-выдох. Аяо оперся руками о колени и попытался восстановить дыхание.
Выдох-вдох.
Туман за его спиной прорезало желтым прожектором.
Аяо обернулся и увидел канареечного цвета машину.
Погоня?
"Нет, вряд ли, - подумал он. - Им надо еще время, чтобы отыскать забившуюся под кусты Фуюкаву".
Аяо запахнул халат и выставил вперед большой палец.
- Что случилось-то с тобой, девочка? Беда какая? - спросил его водитель, немолодой благообразный мужчина, когда Аяо уже сидел в машине.
- Да так, - уклончиво ответил он.
- Времена неспокойные, - с сочувствием произнес старик, и больше не задавал вопросов.
Вместо этого он начал БОЛТАТЬ. Словесный понос. Пустая информация лилась из него, словно вода из протекшей крыши. То не так, се не так - да всё не так. Премьер-министр дерьмовый, солдаты с полицейскими бесчинствуют, да еще и нефилимы эти... Монстры, что тут скажешь. Словно конец света не за горами.
Аяо хотел спросить, кто такие нефилимы, но мягкое, удобное сиденье с подогревом разморило его начисто. Проснулся он от того, что старик спросил:
- Так куда тебе?
- В хорошее место, - ответил Аяо.
Старик привез его на мусорку и там высадил.
Аяо оглядел мусорку, понял, что его провели, и испытал гнев. Впрочем, делать нечего - он вскарабкался на гору подмокшего мусора, лег в коробку из-под стиральной машины и мгновенно заснул.
"Почему он меня не изнасиловал?" - проснулся Аяо от внезапной мысли. Ведь был шанс. Необходимый элемент повествования - когда главную героиню пытаются поиметь. Увы, старик оказался слюнтяем.
Что за дерьмовый, импотентный старикашка!
Аяо привстал и сбросил с груди пару крыс. Пока он спал, наступило утро. Солнце вставало над городом.
"Чем, интересно, Киото отличается от Токио? - пришло ему в голову. - Перевернутое название... Города-антиподы?"
Аяо потянулся и зевнул. Живот по-прежнему ныл; ревматически болела спина и першило в горле - последствия не самого лучшего ночлега. Оглядевшись, Аяо понял, что спал он вовсе не на мусорке. Это была стройка. А рядом расположилось кафе - на вывеске было написано "Райму". А совсем рядом... плескалось море. Огромное и синее.
"Значит, это и есть хорошее место?" - подумал Аяо.
Он вошел в кафе.

Аноним Птн 19 Июл 2013 02:37:30  #22 №1253561 

День прошел не зря.
Алсо, я вижу ты действительно стараешься копировать стиль. Много точек с запятой.
Ах да, когда то, еще в первых тредах, Аня говорила что действие пятой арки будет проходить в Рашке.

Аноним Птн 19 Июл 2013 03:38:23  #23 №1253588 

>>1253561
Я помню, ня. Только я понятия не имею, как это можно реализовать без клюквенных ужасов. Разве что раздать рашкинским персонажам имена типа "Линайна" и польско-немецкие фамилии.
Ну и самое имя Линайна довольно странное, я подозреваю, что это фамилия. По аналогии с Ленайном Краун из няшной книги "О дивный новый мир" (Ленайна = Lenina).
Я, кстати, сидел в мастерпис-тредах и аватаркофажил Михалковым. Ня.

Аноним Птн 19 Июл 2013 03:51:57  #24 №1253597 

>>1253588
>аватаркофажил Михалковым
Да ладно, серьезно? Никогда бы не подумал.
Алсо, Россия, по сеттингу, вроде как католическая(а значит попавшая под влияние запада), но в одном из флешбеков Эшли:
>Примас России был неприлично молод, носил наушники со звездой и меховую шапку; на поясе он держал кривой меч, который называл почему-то казачьей шашкой. Рядом, на соседней стуле, возлежал его крест - едва обработанный брусок золота, длиной примерно в локоть; страшно тяжелый, наверное.
Действительно, похоже без клюквы не обойтись. В крайнем случае, можно завести еще нескольких русских персонажей. Но решать тебе, я никакого права настаивать не имею да и обойдусь в принципе.

Аноним Птн 19 Июл 2013 05:04:43  #25 №1253614 

>>1253597
Нет, это мой типа долг. В конце концов, какой смысл браться за МП, если я не смогу выполнить обещания Анечки?
Вдобавок я уже начал.
Линайна - эмигрантка из Рашки, Экспедиционный корпус подчиняется Кавелину. Разве что Такамуры Коске нет - а так все в сборе.

Анечка обещала, что Аяо совершит путешествие в Рашку, где поубивает всех, а в его отсутствие Коске няшно искалечит Мейду. Однако сложно представить, зачем Коске вообще калечить Мейду и причем тут он вообще. Разве что его церковь наймет на полставки. Плюс Аня упоминала войну в Германии, где Джеремия Кавендиш прославится как святой заступник церкви и вообще крестоносец. Ну, с этим проблем не должно быть. Я даже Китай привлек - пепел девочек-волшебниц Марико и Рифико стучит в моем сердце (они же с Китаем воевали, так пусть и Ацумори Аяо поучаствует - кощунство, но меня прет).

Аноним Птн 19 Июл 2013 05:09:38  #26 №1253615 

И я ужасно тоскую по Марико с Рифико. Они были такие милые, такие трогательные, даже когда валили народ без разбору и жрали человеков. Эх.

Аноним Птн 19 Июл 2013 08:02:21  #27 №1253655 

>>1253615
Тащемта, Рио Чиери тоже девочка волшебница, а значит сеттинг Мастерписа допускает кроссовер. Вот и пожалуйста, война с Китаем — "минвайл в бараках махо-седзе". Кажется ты закончил на том, что они там долбили кокаин.

Аноним Вск 21 Июл 2013 14:48:46  #28 №1256910 

Бамп.

Аноним Срд 24 Июл 2013 01:32:50  #29 №1260767 

бамп.

Аноним Срд 24 Июл 2013 05:08:52  #30 №1260992 

Китазава Сейджи знал, что обладает внушительным видом. Люди боялись его. Это нормально. Он привык.
Однако рыжая Накахара Аюми не боялась Сейджи. Постоянно говорила ему разные гадости. Это удивляло.
- Я просто убью эту Линайну, ничего особенного, - попытался объяснить он Аюми.
- Вот еще!
- Что не так? - спросил Сейджи.
- Только попробуй! - рявкнула Аюми. - Я же тебе руки оторву! Или тебе голову оторвать, идиотина?
Сейджи с тоской оглядел больничную палату. Тут держали Линайну. А она сбежала. Досадно. Кто вообще эта Линайна? Его блуждающий взгляд упал на Такамуру Мию. Невысокая, миниатюрная, она мило улыбнулась ему и подмигнула. Сейджи выругался про себя. Не притащи Аюми с собой Такамуру - послал бы рыжую стерву куда подальше. А так придется выкручиваться.
И чего она так привязалась к этой Линайне...
Сейджи обратился к изрядно пришибленной и испуганной Фуюкаве:
- В чем ее обвиняют-то? Эту Линайну.
- Шпионаж! - вскочила столбиком Фуюкава.
- Вот видишь, - сказал Сейджи разъяренной Аюми. - Это подсудное дело. Так что ее казнят.
Аюми фыркнула и дернула себя за рыжий локон.
- Обломятся!
- Так она твоя подруга? - догадался Сейджи.
Это многое объясняло.
- Тебе-то какое дело? - вспыхнула Аюми.
- Я думаю, никто не станет возражать... - тоненьким голосом начала Мию, и все разом замолчали и уставились на нее.
Мию смутилась.
- А я думаю, - проговорила она, - что вряд ли Линайна совершила что-то действительно ужасное. Подумаешь, шпионаж. А побег... Правильно она сделала, что сбежала! Тут холодно, страшно... и вообще неприятно! Так что мы с Аюми-чан хотели бы, - она запнулась, - чтобы ты, Сейджи-кун, защитил ее! Пожалуйста. Прошу тебя.
Она молитвенно сложила перед собой ручки.
С невероятной жалостью к себе Сейджи вздохнул.
Не просьба, а приказ. Не дай бог огорчить Такамуру. Директор тогда скормит его свиньям. Солдат, допустивших побег, уже скормили. Такамура - маленькая, плоскогрудая, непонятное чучело, выползшее неведомо откуда... но ослушаться ее - себе дороже.
Вдобавок у нее лицо покойной Накахары Рейко, и это неприятнее всего. Наводит на тысячу жутких мыслей разом.
- Как вам будет угодно, - буркнул Сейджи.
- Вот-вот! - гадко усмехнулась рыжая Аюми. - Исполняй, толстый.
Они с Аюми учились в одном классе, но до этого почти не общались; Сейджи редко появлялся в школе. А теперь - Аюми всплыла вместе с Такамурой, в качестве ее компаньонки, и стала усиленно срать ему в мозг. Досадно.
Когда Аюми с Мию ушли, Сейджи подозвал к себе Фуюкаву. Та подскочила, чуть ли не виляя хвостом. Готова исправлять ошибки. Хорошо.
- Ты слышала, что тебе сказали.
- Да! - пролаяла Фуюкава.
- Убей эту Линайну, ради бога.
- Я поняла!
- Так иди.
Сейджи проводил ее глазами, затем подошел к окну. Аюми и ее спутница шли внизу по больничной дорожке. Сейджи попытался плюнуть так, чтобы попасть в Аюми.
Не попал.
Огорчительно.

Аноним Срд 24 Июл 2013 05:09:29  #31 №1260993 

Кафе "Райму" открылось недавно, и потому посетителей было не так много. За барной стойкой стояла меланхоличная девушка в черной бандане и протирала бокалы. Ей было скучно. Полуприкрытые серые глаза напоминали полумесяцы.
"У всех барменов такие глаза, - подумал Аяо. - Перевернутые транспортиры".
Заметив Аяо, девушка чуть оживилась.
- А ты откуда такая?
- Сбежала из больницы, - ответил Аяо, и поморщился; никак не получалось ассоциировать этот голос с собой. - Можно воды?
- Можешь даже поесть. Только заплати, все дешевое и вкусное.
- У меня нет денег.
Девушку это не расстроило.
- Хочешь здесь поработать? - спросила она, продолжая протирать бокалы.
- Думаете, хочу?
- Мне без разницы. Хочешь - соглашайся.
- Да. Я согласна, - сказал Аяо.
Девушка отложила бокал в сторону.
- Меня зовут Айри. Пойдем, переоденешься.
Она провела Аяо в подсобку, где он наконец-то сбросил с себя больничный халат, оставшись в нижнем белье. Айри вручила ему сложенную стопкой одежду и полотенце с утятами.
- Когда проектировали здание, планировали, что здесь не будет ванной комнаты. Море рядом, всегда можно искупаться. Но я терпеть не могу морскую воду, от нее кожа шелушится. Поэтому я настояла, чтобы ванную все-таки сделали. Иди, помойся. Вода горячая есть, не бойся.
Аяо поблагодарил ее.
Доброе отношение его тронуло.
- Как тебя зовут? - спросила Айри.
- Линайна.
- Ты хорошо говоришь по-японски. Ты полукровка?
Аяо поднял глаза к потолку и ответил:
- Моя мать была немкой. Мы долго жили в Германии. Мать исследовала разные штуки и проводила эксперименты. У нее редко находилось время, чтобы поиграть со мной. Потом ее ударило током, и она стала довольно странной - ну, как мне кажется: сделала куклу и назвала моим именем, а однажды она сказала кукле: "Папа нас не любит, Лин, так что давай-ка мы вместе умрем". Однажды папа сжег ее куклу, и тогда мама забралась на люстру и повесилась. Она висела и воняла, и на нее было довольно противно смотреть. Папа сказал: "Вот ебанутая!" и женился на своей ассистентке. С тех пор я такая.
- Сложное у тебя было детство, - сказала Айри.
- Да.
- А как ты в больнице оказалась?
- Я сделала куклу и назвала ее папиным именем. Когда папа увидел, как я совокупляюсь с куклой, он запер меня в психушке.
- Ладно, - сказала сбитая с толку Айри. - Иди купайся, я пока за стойкой послежу.
Аяо остался один. Он вошел в ванную и запер за собой дверь. Над ванной висело большое зеркало; Аяо принял эффектную позу и стал изучать в нем свое отражение.
Линайна была очень красивой девушкой. Сразу выделялись длинные, до середины спины, темные волосы; с корней и до плеч они были цвета воронова крыла, потом плавно переходили в цвет вороновой башки и на самых кончиках были цвета вороновых лап, ну которые серо-стальные, с рыжими бородавками. Овальное лицо, красивый носик, пухлые розовые губы, красиво очерченные черные брови, большие и слегка раскосые глаза, обрамленные длинными ресницами; радужка была зеленого цвета с кошачьим зрачком, тело - молодым и красивым, с большой грудью и плоским животом. В больнице тело чуть припаршивело, однако Аяо это не расстраивало - кто не идеален?
Аяо покрутился немного перед зеркалом, затем забрался с ногами в ванну и включил оба крана.
"Как онанируют женщины?" - пришло ему в голову.
Она потискал немного новоприобретенную грудь, отметив высокую чувствительность сосков, потом почесал половые губы и, признав свой полный непрофессионализм в этой области, прекратил попытки. Хотелось пить. Аяо попил из крана. Помывшись, он обтерся полотенцем с утятами и стал примерять одежду.
Ему предлагались: немного тесная красная футболка, джинсовые шорты с пропущенным узким ремнем и странный головой убор - кепка, увенчанная почему-то плюшевым лимоном. Аяо вспомнил, как называется кафе, и вопросы отпали. Он с гордостью нацепил кепку.
- Я принесла обувь, - из-за двери сказала Айри.
- Спасибо, - ответил Аяо.
Увидев его, Айри хихикнула.
- Ты и ВПРАВДУ надела кепку? Я же пошутила.
Аяо тупо уставился на нее.
- Проехали, - поняла Айри. - Бери метлу и подмети между столиков. Потом будешь еду разносить. Есть хочешь?
- Пока нет.
- Вот и славно.
В кафе играло радио. Волна FM Miki. Аяо слушал, как поет Хикаса Йоко, и неторопливо подметал пол. Ему было хорошо.
- Как к тебе обращаться? - спросила из-за стойки Айри.
- В каком смысле?
- Линайна - звучит... непривычно. Может, Рин-чан? Или Ай-чан - тебе как нравится?
- Рин - неплохо.
- Договорились. Рин-чан, Рин-чан... да, хорошо звучит.
Аяо попытался вспомнить, как именно Линайна называла себя. Да, в первый раз она произнесла свое имя по-иностранному. "Линайна". Не Ринайна, а именно Линайна. Какой это был язык?
Какая разница.
- Ты красивая, - сказал ему какой-то парень, когда Аяо проходил мимо с метлой. - Хочешь вечером на танцы?
- Да, - сказал Аяо.
- У тебя есть телефон?
- Нет.
- Жаль... Тогда я зайду за тобой, часов в шесть-семь. Договорились? - он подмигнул.
Аяо помедлил, затем кивнул в ответ и продолжил мести полы.
- Становишься популярной, - подколола его Айри.
- Наверное.

Аноним Срд 24 Июл 2013 05:09:58  #32 №1260994 

Кафе "Райму" стало для Аяо уютной бухтой, в которой он мог немного расслабиться и привести мысли в порядок. Прошло десять дней, и он привык к здешнему распорядку. Открывалось кафе в девять часов; затем работало до семи вечера - перерывы произвольные, как решит Айри; часто они весь день бездельничали и занимались разной ерундой.
Однажды к ним пришел старик, уверявший, что он - путешественник во времени, и может отправить их в прошлое.
Аяо спросил:
- Вы и вправду умеете такое?
- А то! Пошли, покажу.
Айри делала страшные глаза и корчила рожи: "Не верь этому оборванцу!" - однако Аяо все равно пошел со стариком во двор. Там старик начал яро плясать и вертеться, но ничего не вышло. Извинившись, путешественник ушел, а Аяо обнаружил, что у него пропали дешевые часики, подаренные Айри.
- Вот видишь, - сказала Айри, пока Аяо с унылым видом оглядывал пустое запястье.
Иногда в кафе заходил Кье-кун, разговорчивый молодой человек с вихром светлых волос. Завидев его, Айри разительно менялась. Обычно усталая, меланхоличная, она становилась колкой, язвительной; она с удовольствием говорила Кье-куну злобные гадости и подкалывала его - при этом на лице ее вспыхивали красные пятна, а волосы сами закручивались в два цундере-хвостика.
- И чем я перед тобой провинился? - смеялся Кье-кун, в то время как Айри исходила жаром и яростно сжимала кулаки, лихорадно придумывая, чем бы пронять мерзавца.
Аяо предложил подстеречь Кье-куна за углом и сломать ему пару костей - но Айри лишь грустно рассмеялась:
- Он и из этого сделает повод для насмешек.
Как-то раз Кье принес собаку - лохматого белого щенка - и попросил Айри взять себе; мол, мать убили кроухантеры, а у самого Кье дома собак держать нельзя - у родителей аллергия на шерсть. Айри растерянно приняла скулящего щенка на руки и сказала:
- Ну, раз так вышло... Только не думай, что это ради тебя. Это ради Рин-чан - она обожает собак. Правда ведь?
Аяо взял щенка за шировот.
- Наверное.
В своей жизни - которая началась не так давно - Аяо контактировал с собаками всего два раза: когда он зашел в гости к Ямагате Матоко и мимоходом погладил ее пса - и когда встретил любознательного человека, сжигавшего собак в мусорных баках. Аяо ненавидел насилие над животными. Он посадил извращенца в тот самый бак, где догорала несчастная собака, и довершил начатое. Человеческая плоть, как оказалось, обладает сносной возгораемостью. Ведь человек - как и собака, к слову - на 90% состоит из угля.
Или углеводов.
Аяо решил, что он все-таки любит собак.
Щенок, названный Жозефином, стал сопровождать его в путешествиях по пляжу. Жозефин бегал и метил все подряд. Со временем Аяо стал проводить эксперименты. Он нырял в воду и доставал оттуда разных морских тварей - актиний, медуз и морских ежей. Жозефин отказывался их есть, однако исправно метил.
- Есть успех, - отметил Аяо, когда щенок с рычанием взгрызся в беспомощно барахтавшегося осьминога.
Попытка скормить Жозефину бродячую кошку не увенчалась успехом. Щенок упорно отказывался ею питаться. Однако Аяо не отчаялся. Он выдавил на воющую кошку кровь осьминога.
- Ешь, - гостеприимно сказал Аяо.
Жозефин скулил.
Он был не в курсе, что собаки - агрессивные стадные хищники.
Аяо отвернулся и пошел дальше по пляжу. Жозефин потрусил следом. Кошка, связанная и бешено мяукавшая, осталась валяться на песке. Ее уже начали ковырять крабы.
Ночью Жозефину стало плохо. Видать, осьминог оказался ядовитым.
Щенок катался по полу и дергался как сумасшедший; из пасти лезла пушистая пена. Лапки конвульсивно подергивались. Аяо некоторое время бессмысленно таращился на него, потом позвонил Айри.
Она примчалась мгновенно.
- Съел дрянь какую-то, - прорычала она, осмотрев Жозефина. - Блин! Блин! И что теперь делать?
Айри выглядела безумно расстроенной. "Все дело в менструальных циклах, я думаю", - заключил Аяо. Он поразмышлял немного на тему собственной менструации. Интересно, когда же она начнется?
- Неужели нет другого выхода... - с тоской произнесла Айри, воровато оглянувшись на Аяо.
Он безмятежно улыбнулся.
- Рин-чан!
- Да?
- Никому не говори, что тут здесь увидишь! В первую очередь - Кье-куну. Поняла? Понятно тебе?
- Ладно.
Айри, чуть успокоенная, закрыла глаза и возложила руки на плачущего от боли щенка. Ее пальцы светились. "Добро", - пораженно подумал Аяо. От пальцев веяло добротой. Под их воздействием Жозефин постепенно перестал скулить. Пузырьки пены полопались. Лапки успокоились. Щенок прекратил подергиваться и мирно заснул. Ничто не напоминало о боли.
Айри открыла глаза.
Ее щеки горели от стыда.
- Ты видела это?
- Что?
- Мой дар, дура! - взорвалась Айри.
- Наверное.
- Это дар, - попыталась взять себя в руки Айри. - Не знаю, как я получила его... Наверное, с рождения.
Она закрыла лицо руками.
- Ты помнишь, что обещала. Никому не говори об этом... Рин-чан, я могу успокаивать живых существ. Наверное... наверное, я даже могу их воскрешать.
- И? - спросил Аяо. - А почему нельзя об это рассказывать?
- Потому что Кье-кун ненавидит таких, как я! - снова рассердилась Айри. - Вот почему!
Аяо был удивлен.
- У него есть причины?
- Он рассказывал... Он вырос на маленьком острове, там только пара пальм и крабы, еще люди немного... Но самую малость. У них в селе жил доктор, а у доктора - дочка, она могла воскрешать мертвых. Кье-кун с ней очень дружил. А потом... потом его мать умерла. Кье-кун очень горевал. И он попросил девочку воскресить ее.
- И как, получилось?
"Получилось, наверное", - ответил сам себе Аяо.
- Да, но как... Мать воскресла, но не полностью. Частично. А вместе с ней воскресли и все мертвецы в селе. Они очень жаждали человеческой плоти. И сожрали всех, кроме Кье-куна. Он сразу понял, что дело это очень дурное - и прямо с кладбища убежал прочь, громко вопя. И после всю жизнь ненавидел себя за то, что не предупредил остальных. Может, тогда они и остались бы живы... И потому, - Айри повысила голос почти до истерического, - он ненавидит всех одаренных! И я не могу позволить... - она бессильно уронила руки на пол. - Не могу позволить, чтобы он узнал о моем даре. Это слишком больно.
Аяо успокоил ее и предложил выпить сока.
Сквозь слезы Айри рассмеялась.
- Ты такая странная, Рин-чан.
Это было веселое время - которое Аяо провел в кафе "Райму". Жаль, но все хорошее когда-нибудь заканчивается.
И ему пришлось уйти из кафе - когда туда заявились два посетителя: Маркус Тулио Танака и его несколько яойный друг Нацуру.

Аноним Срд 24 Июл 2013 08:57:41  #33 №1261040 

Аяо отлично передан. Вообще все нравится.
Прошлое Кье-куна — отсылка к Зероте?

Аноним Срд 24 Июл 2013 09:20:12  #34 №1261056 

>>1261040
Ня. Он был единственным, над кем я старался. Остальные - тиражированные клоны Юджи и иже с ним. Аяо не особенно кровожадным пока получается, но я надеюсь, что смогу исправиться. Хотя хуй знает. Я раньше пребывал в блаженной уверенности, что могу сгенерировать трэшевую жестокость КРОВЬКИШКИРАСПИДОРАСИЛО не хуже Анечки, однако на днях перечитал написанное мною (типа копипаст про нигр и кальмарок) и понял, что вся жестокость там высосана из пальца. Какая-то она ненастоящая. Ну, отрезал он ей голову и спустил в трахею. Охуительная история, блеать. Превзойти Анечку все равно не удастся.
>Прошлое Кье-куна — отсылка к Зероте?
Ты знал! Хотя там все такое. ^_^ Начиная с пролога.
http://diary.ru/~Fragarach/p31687814.htm?oam#more1

Аноним Срд 24 Июл 2013 10:12:04  #35 №1261072 

>>1261056
>Аяо не особенно кровожадным пока получается
А я бы не сказал что он кровожадный. Аяо прежде всего эмоционально холоден настолько, что лишь откровенные изуверства способны поколебать затхлые воды его души. Как следствие — практически полное отсутствие эмпатии. Отсюда и нравственность пошла по пизде. И апатичность. Вот кстатии вброс — человек не может видеть смысла в том, к чему не испытывает никаких чувств. И наоборот, если есть чувства, то и смысл придумается.

К слову, Коске мы увидим в этой арке? А Кацуджи Когу? Оба ведь тоже довольно своеобразные личности.

Аноним Срд 24 Июл 2013 17:23:32  #36 №1261547 

>И наоборот, если есть чувства, то и смысл придумается.
В том-то и проблема, кстати. Довольно сложно заставить Аяо заняться хоть чем-то, придумать ему мотивацию. А если не пнуть его как следует, он так и будет сидеть на одном месте и таращиться на Мейду.
Кстати, согласно википедии, у Аяо шизоидное расстройство личности:

Согласно МКБ-10 данное психическое расстройство диагностируется при наличии общих диагностических критериев расстройства личности, и плюс к ним трёх и более из нижеследующих признаков:
а) Мало что доставляет удовольствие или вообще ничто
б) Эмоциональная холодность, отчужденная или уплощённая аффективность
в) Неспособность проявлять теплые, нежные чувства по отношению к другим людям, равно как и гнев
г) Слабая ответная реакция как на похвалу, так и на критику
д) Незначительный интерес к сексуальным контактам с другим лицом (принимая во внимание возраст)
е) Повышенная озабоченность фантазиями и интроспекцией
ж) Почти неизменное предпочтение уединенной деятельности
з) Заметная нечуткость к превалирующим социальным нормам и условиям
и) Отсутствие близких друзей или доверительных связей (или существование лишь одной) и отсутствие желания иметь такие связи.


Хотя это слишком просто. Ня.
Коске - вряд ли, я фиг знает, как его подать. А Кога наверное должен быть. Но не как активный герой, а как персонаж интерлюдий. Освещать события в Германии, куда они с Хисуи Каной сбежали от Рио Такахико. Ну и испытывать сложные чувства к Хисуи Кане, которая старше его лет на пятнадцать, и которая испытывает сложные чувства в ответ. Я слишком слаб. Я не могу устоять перед искушением пейринга "Школьник/взрослая женщина".

Аноним Срд 24 Июл 2013 17:27:30  #37 №1261556 
1374672450840.png

Если вы по какой-то причине проебете трейд, или ОПа, то он тренд будет тут: http://arhivach.org/thread/1831/

Аноним Птн 26 Июл 2013 03:11:23  #38 №1263975 

Ночной бамп.

Аноним Вск 28 Июл 2013 04:42:03  #39 №1266167 

bump

Аноним Срд 31 Июл 2013 00:27:54  #40 №1268020 

Бамп. Надеюсь ты не бросил?

Аноним Срд 31 Июл 2013 02:47:31  #41 №1268228 

В тот день Аяо отправился в город. Погода стояла прекрасная, он ехал на велосипеде, одолженном у Айри, и вертел головой, разглядывая ряды ровных домиков на сваях. Вероятно, здесь было красиво, однако Аяо мало что мог описать из увиденного - не хватало речевых характеристик.
В город он поехал за лодкой. В кармане лежали сложенные шарманкой купюры.
"Поплавать было бы неплохо", - сказала ему утром Айри, блаженно щурясь на солнце, и Аяо пожал плечами.
Этим жестом он выражал свое обычное квази-согласие.
Большинство вещей, происходящих в мире (и с ним лично), не вызывали у Аяо возражения, и он легко с ними соглашался. Лишь изредка на него находило поистине ослиное упрямство, и тогда ничто и никто не мог переубедить Аяо.
Тем более - что его ограниченный разум не принимал большинство аргументов; а на силу Аяо автоматически отвечал силой.
Аяо купил в рыбацком магазине надувную лодку и поехал обратно.
Велосипед легко катился по нагретому асфальту. Аяо крутил педали и думал, возвращаться ли ему домой.
Изначально он и не собирался задерживаться в "Райму"; хитрая Линайна предложила слишком интересную игру. Однако мирное, спокойное бытие внезапно пришлось Аяо по вкусу. Он полюбил Айри - как может только любить амеба - и полюбил это кафе. Здесь было тепло и уютно.
Здесь был дом.
"Пожалуй, мы создали много прекрасных воспоминаний", - подумал Аяо, останавливая велосипед возле крыльца "Райму".
Он кликнул ее:
- Айри-чан! - и стал возиться с насосом; нужно было поскорее накачать лодку.
Айри показалась на пороге. Она улыбалась.
- Покатаемся потом вместе, Рин?
- Да, - ответил Аяо.
Совместными усилиями они с Айри надули лодку. Раскрытая, та напоминала туалетного утенка; даже руль был в виде оранжевого клюва. Аяо водрузил готовую лодку на песок. Солнце стояло в зените, пляж пылал, и катанье отложили на вечер.
- Скоро Кье-кун придет, - с предвкушением сказала Айри, проходя в подсобку. - Знаешь, что он принесет? Арбуз!
Аяо не ответил.
Он думал.
Если он думал - то полностью погружался в процесс. Выводы часто бывали парадоксальны и неадекватны ситуации; однако Аяо не мог не думать. Это был слишком увлекательно.
Нейроны обменивались информацией.
"Если я съем арбуз - навсегда останусь здесь", - внезапно осознал он.
Действительно.
Съев арбуз, Аяо холодной и сладкой мякотью его скрепить свой союз с "Райму". Пути обратно не будет. Останется лишь один вариант развития. Не тру-энд... но и не самый плохой финал.
"Айри вместо Мейды?" - задумался Аяо.
А что? Айри и Рин, две девушки, одна - усталая и разочаровавшаяся в жизни, другая - юная, хрупкая и загадочная; вместе они содержат кафе на берегу моря... Жизнь здесь трудна, но прекрасна. Есть некий парень Кье-кун, однако со временем девушки понимают - нет ничего прекраснее дружбы! Дружба - это магия...
Нет.
Нет.
Что за глупости!
Нельзя покидать Мейду!
Ни в коем случае; Аяо заучил это накрепко. Он неразрывно связан с Мейдой; погибнет Мейда, или погибнет он - неважно, это не имеет никакого значения; события сами сложатся так, что погибший воскреснет, и сюжетная линия продолжится. Нельзя лишь ОТКАЗЫВАТЬСЯ от Мейды - откажешься, и никто больше не гарантирует твоей безопасности.
Только так.
Нельзя предавать Мейду.
Вдобавок Аяо по ней соскучился, и это стало отличным поводом вернуться в Токио.
А еще...
"Эти провинциалы едят арбуз соленым", - вспомнил Аяо.
Брр.
Не самая лучшая традиция.
Приняв решение, он повеселел и с легкой душой принялся за повседневную работу в кафе.
Сегодня посетителей было мало. Впрочем, как и обычно. За дальним столиком, рядом со входом, сидели двое: здоровый, крепкий парень с черными всклокоченными волосами, в белой футболке и куртке, небрежно наброшенной на плечи - и второй, худой и слабый, в черно-оранжевом мешковатом комбинезоне, с излишне правильным и красивым лицом, с коротко постриженными светлыми волосами.
"Похож на гея", - мелькнула мысль.
При виде их Аяо почувствовал неясную тревогу.
Он немедленно приблизился, чтобы понять, что именно с ними не так.
- ... бессмысленно, - произнес здоровяк, заканчивая какую-то свою фразу.
Тут подошел Аяо. Он приблизился со стороны худого, и сначала заметил его только здоровяк с курткой.
Глаза у него расширились.
- Вы здесь! - пораженно вымолвил он.

Аноним Срд 31 Июл 2013 02:49:37  #42 №1268231 

Аяо среагировал моментально. К подобному он был готов давно.
- Вот именно, - произнес он, и принял характерную позу.
- Линайна-сан! - испуганно обернулся худой.
Нужно было пользовать ситуацией. Аяо присел за столик, отодвинув в сторону затрепетавшего худого.
- Поговорим о деле, - сказал он. - Что вы здесь делаете?
Подумав, он добавил:
- Я вас знаю?
После долгой паузы большой парень кашлянул.
- Да... Мы знакомы, - и сразу же. - Это проверка такая? Что мы должны ответить? Типа: "Нет, мы вас не знаем"?
- Да нет же, - с досадой произнес Аяо.
Он жестом велел им наклониться поближе.
- Ребят. Я потеряла память.
"Ребят" переглянулись.
Неплохая отмазка, отметил про себя Аяо. Тем более, что потеря памяти - для него дело привычное, и большая часть диалогов продумана заранее.
Он начал рассказывать о себе.
Рассказ включал в себя драматичную историю: как Аяо очнулся в больнице, не помня себя и не понимая, в чем его обвиняют; как он сбежал и как оказался в "Райму". Аяо говорил без утайки. Правда - каким бы ни был ее процент - никогда не помешает.
- И что нам делать? - растерянно произнес здоровяк, когда Аяо закончил рассказ. - Ведь мы как раз вас искали.
- "Бессмысленно"? - припомнил Аяо.
Здоровяк густо покраснел.
- Для начала представьтесь, - предложил Аяо. - Расскажите, кто вы такие и причем тут я. Мое тело помнит вас, но мозг, увы, забыл. Что-то важное?
- Я могу рассказать, - поднял руку худой, но здоровяк сильно ударил его по голове, и худой ослаб. Сразу стало понятно, кто здесь главный. Запинаясь, здоровяк начал собственный рассказ.
- Вы - семпай.
- Понятно.
- Вы наш семпай. Мы все, - он невольно оглянулся и понизил голос, - служим в Экспедиционном корпусе. Это тайная организация, миссия которой состоит в разведке... как бы объяснить. Мы разведчики. Меня зовут Маркус Тулио Танака, я наполовину японец, наполовину итальянец, но душой я - член Корпуса, не больше и не меньше. Кгхм. Как-то так. Мой друг, - он указал на худого, - его зовут Нацуру.
Нацуру робко кивнул.
Маркус с раздражением ударил его по лицу - мол, чего киваешь - и продолжил:
- А вот вы Линайна Конте. Вы лучше нас всех. Вы лучший член Корпуса, на мой взгляд! И вдруг вы пропали. Бред какой-то. Про пропал. Нас на поиски отправили, а мы даже без понятия...
- Понятно. Кстати, можно на "ты" и без "-сан", - сказал Аяо.
Маркус растерялся и сам кивнул, будто робот.
- Но Линайна-сан! - воскликнул Нацуру.
- Заткнись! - отвесил ему сочную пощечину Маркус. - Простите этого идиота, он ничего не смыслит в этикете. Нацуру, мудак! Если сказано: на "ты", значит, делай на "ты", или из тебя душу нахер вынуть?
Нацуру съежился.
Подавив напарника, Маркус немного приободрился и запанибратски обратился к Линайне:
- Вообще классно, что вы нашлись! Когда возвращаемся в Токио?
"В Токио".
Судьба сама подсовывала ему парочку идиотов. Спутники героя. Здесь Аяо убедился окончательно: вернуться к Мейде - не то что правильное; это единственно возможное решение.
Однако говорить это вслух он не стал. Нельзя так легко соглашаться с кем попало. Его должны уговорить.
Должны переубедить.
Поэтому Аяо начал картинно ломаться.
- Боюсь, вы должны идти без меня, - он грустно улыбнулся и тронул себя за левую грудь. - Мне и здесь хорошо.
- Понял, понял, - закричал Маркус.
Он встал из-за стола.
- Ну... мы тогда пойдем? - с невинно-тупым лицом спросил он.
Аяо схватил его за локоть.
- Сядь.
- Что? - болван даже не осознавал, как близко он подошел к краю пропасти.
Аяо здорово разозлился.
- Сядь, я сказала, - с усилием вымолвил он. - Пиши свой номер. Я вам потом позвоню.
- У вас есть какие-то важные дела. Я так и знал! - прозрел Маркус и заулыбался. Все соответствовало его ожиданиям.
Он записал номер на салфетке.
- Вы нам потом позвоните? Когда закончите?
- Посмотрим... - злобно произнес Аяо. - А теперь валите отсюда.
Ему не дали поломаться. Это невероятно злило. Если б Аяо видел себя со стороны, то заметил бы, как лукавые кошачьи глазки Линайны вдруг сменились - словно слоты в казино - на его собственные, змеиные, немигающие глаза.
- Кто это был? - спросила Айри, когда оба идиота торопливо ушли. - У тебя аж уши дымятся от злости. Приставали, что ли?
- Нет...
- А что делали?
- Это от моего отца. Велели в Токио вернуться.
- Ты из Токио? - удивилась Айри.
Остальное, похоже, ее не удивляло.
- Что думаешь делать? - спросила она, когда Аяо закончил.
- Не знаю.
- Арбуз хочешь?

Аноним Срд 31 Июл 2013 02:50:10  #43 №1268232 

От такого Аяо отказываться не стал.
Они подождали Кье-куна, который явился ровно через пять минут, и вместе разделили арбуз на троих. Аяо посыпал алую мякоть солью, с опаской попробовал - и испытал удивление. Ох! Соль сотворила чудо. Из воплощенной сладости арбуз стал воплощенной сочностью. Хуже не стал, лучше - наверное, тоже нет.
Арбуз стал иным.
Необычным.
- Если отец хочет, чтобы ты вернулась, то возвращайся! Отец вряд ли тебе плохого пожелает, - горячо произнес Кье-кун. Айри рассказала ему о проблеме.
- Но я не хочу.
- Никто не хочет. Но все подчиняются правилам. Есть правила, которые обойти нельзя, - поучительно произнес он.
- А у нас лодка есть, - вдруг сказала Айри. - Покатаемся?
- Жарко, - возразил Кье-кун.
- Так вечером покатаемся.
- Да... вечером было бы неплохо, - он рассмеялся.
Аяо задумчиво доедал арбуз.
Похоже, это его последний день в "Райму". Даже если он вернется сюда - то только как посетитель. И этот бесконечный солнечный день никогда не повторится.
Аяо вздохнул.
- Айри-чан, может, уборку сделаем?
- Давай! - с готовность согласилась та. - Давно пора.
- Я помогу, - заявил Кье-кун.
Убирались весь день. Вымели весь мусор, перетряхнул кладовую, перебрали бутылки, выставленные в баре. Смели паутину, почистили от мха и плесени стены. За холодильником Аяо обнаружил мышиное гнездо и ловким хлопком прикончил всех мышей. Увидев кровавую лужу, Айри недовольно нахмурилась и велела Аяо убрать эту грязищу.
Аяо убрал.
Ближе к вечеру, усталые, но довольные, они снова сидели за столиком и размышляли над проблемами бытия.
Последние посетители уже покинули кафе.
- А что насчет лодки? - спросил Кье-кун.
- О! Но там только один человек поместится, - вспомнила Айри.
- Не проблема. По очереди покатаемся, - нашел он решение.
Айри села в лодку и стала шутливо колотить веслами по остывающему песку. Потом Аяо и Кье-кун столкнули ее в воду, и начался свободный дрейф Айри в сторону заката. Она махала руками и посылала им воздушные поцелуйчики, пока лодку относило прочь.
Романтика, подумал Аяо.
- Пить хочу, - как бы невзначай сказал Кье-кун.
Аяо отвел его на кухню и там вынул из холодильника большую бутылку с желатиновой колой.
- Ты и вправду уходишь? - спросил Кье-кун.
- Да, - сказал Аяо.
- Поцелуешь меня на прощанье? - непонятно было, шутит он или говорит серьезно. Лицо было совершенно непроницаемым.
- Почему?
- Потому что я не люблю Айри.
- Это не ответ.
- Для меня - ответ, - с некоторой дрожью сказал Кье-кун. - Я не люблю ее. И я знаешь... Я не хочу, чтобы ты уходила.
- Почему не любишь Айри?
- Она же стремная. Я знаю, знаю, это плохо - судить о людях так, но... но сама подумай! Она толстая и вообще...
- Она не...
Аяо собрался было возразить, потом смолк. Ему вдруг пришло в голову, что он никогда не задумывался, красива ли Айри. И может ли она понравиться такому, как Кье-кун.
"Ох уж эти ответы, - подумал Аяо. - Правда всегда разочаровывает".
Грустно.
Аяо принял развязную позу и предложил:
- Тогда онанируй.
- ...
Кье-кун промолчал, потрясенный.
- Онанируй, кому сказано, - чуть повысил голос Аяо. - Дрочи передо мной, если любишь.
- Рин-чан...
- Если все правильно сделаешь, я останусь здесь.
Некоторое время он молчал, затем медленно расстегнул ремень и уронил штаны на пол. Оттянул трусы. Начал онанировать. Лицо у него совершенно окаменело от стыда. По носу стекала капля пота.
- Тебе приятно? - спросил Аяо.
Спиной он ощущал кухонный стол. На краю, как он помнил - стоял верстачок с нержавеющими ножами; от консервного до разделочного.
- Мне... мне неприятно, - дрожащим голосом произнес Кье-кун, сжимая напряженный член.
- Вот и мне тоже.
Молниеносным движением Аяо выхватил разделочный нож и по дуге вонзил его в пах Кье-куну. Лезвие вошли сразу под сжатые пальцы. Рывок. Мошонка куском мяса шлепнулась на пол.
Кровь хлынула водопадом.
Лицо Кье-куна чудовищно исказилось. Аяо знал, что человеческая мимика весьма богата; однако эта гримаса впечатлила даже его. С огромной силой и скоростью мышцы лица сократились и разгладились, чтобы затем застыть навсегда - до самой смерти. Сократилось и остальные мышцы в теле Кье-куна. Он жутко изогнулся и изверг на пол длиннейшую струю серебристой, дымящейся блевотины. Одновременно из задницы его поперло не до конца сформировавшееся жидкое дерьмо. В течении нескольких секунд Кье-кун извергал сразу три жидкости.
А затем он упал.
Агонизируя, тело свернулось в позе эмбриона. Стараясь не вступать в вонючее месиво, Аяо приблизился к Кье-куну и с любопытством осмотрел пах.
Так и есть - член по-прежнему стоял колом.
- Прощай, моя несостоявшая любовь, - сказал Аяо голосом Линайны.
Пора уходить.
В дверях Аяо столкнулся с вернувшейся Айри.
- Кье-куну плохо! - закричал он с ходу.
- Что?! - она смертельно побледнела.
- Быстрее! Он пил колу и вдруг упал... Помоги ему! Скорее!
Линайна визжала от страха.
- Но я не могу! - закричала Айри.
- Можешь!
Аяо втолкнул Айри в кафе. Пока она неуклюже бежала в сторону кухни, он с грустью помахал ей рукой - и навсегда покинул "Райму". Он вдохнул воздух полной грудью и побежал вдоль линии моря, быстро и ритмично, приминая кроссовками остывающий песок.
Прочь из этой жизни.
Что за дерьмо.

Аноним Срд 31 Июл 2013 02:53:52  #44 №1268236 

>>1268020
Н-никак нет!

Аноним Срд 31 Июл 2013 03:03:32  #45 №1268246 

>>1268236
Добро. Почувствовал небывалое облегчение. Вот кстатии хотел спросить, давно ли ты пишешь? Как много времени тратишь на кусок текста, вроде сегодняшнего?

Аноним Срд 31 Июл 2013 04:07:31  #46 №1268291 

>>1268246
Сначала я составляю план-конспект. Конспект, как правило, мне очень нравится, потому что пишу я его бухим или сильно воодушевленным. Потом разбиваю его на части и постепенно заполняю каждую. Конечный результат сильно отличается от конспекта. Одна часть занимает часа три-четыре, но до того, как сесть, я обдумываю ее в течении дня. В основном так: начинаю думать о ней, а потом сбиваюсь на мысли о балансе в ММОРПГ, или о том, как классно было бы сейчас бухнуть. Результат - налицо.

Аноним Птн 02 Авг 2013 16:48:23  #47 №1271420 

Бамп.

Аноним Пнд 05 Авг 2013 01:56:17  #48 №1274980 

bump

Аноним Срд 07 Авг 2013 07:36:39  #49 №1278207 

бамп

Аноним Птн 09 Авг 2013 06:26:21  #50 №1280905 DELETED

Вот что должно быть на нулевой.

Аноним Суб 10 Авг 2013 19:53:30  #51 №1282826 

Неделя прошла, а следующей серии все нет.

Аноним Вск 11 Авг 2013 01:01:10  #52 №1283485 

>>1282826
Теннис показывают.

Аноним Вск 11 Авг 2013 21:35:55  #53 №1284861 
1376168470723.jpg

Ночь наступила быстро. Когда Аяо вошел в Киото, на грязно-черном небе уже горели звезды. Ноги болели после долгого бега. Аяо с отвращением огляделся и позвонил Маркусу.
Маркус ответил, что с радостью примет у себя Линайну. Оказалось, эти два придурка жили в гостинице. Аяо попытался представить, чем они там занимаются, однако у него не было воображения, так что ничего представить он так и не смог.
Неудача.
Проходя мимо застекленного ресторанчика, где подавали собу, Аяо ощутил голод. Он зашел и поначалу долго рассматривал гигантские фотографии с предлагаемыми блюдами. Потом встал за стойку и заказал холодную собу с луком и морской капустой. Рядом стояли прилично одетые люди в галстуках, которые, скрючившись, громко чавкая и роняя в тарелку непрожеванные куски, пожирали вонючую лапшичку. Аяо сначала таращился на них, потом вспомнил, что он тоже японец, и не без удовольствия принялся за собу.
"Странно, и почему это наша национальная кухня так популярна во всем мире? - подумал он. - Ведь на любителя. Основа питания - рис, поэтому 80% японцев страдают запорами. В том числе и я".
При мысли о запорах Аяо стало грустно.
Расплатившись, он поднялся и вышел из ресторанчика. На стеклянной стене был наклеен плакат, в первый раз им не замеченный.
"Конте Линайна, гражданка Франции, возраст 20 лет, рост 154 см. Разыскивается за совершение убийства, попытку убийства и незаконное владение оружием.
20 июля 2006 года она и трое ее сообщников убили в префектуре Чиба учащегося старшей школы, случайно оказавшегося на месте разборки банд. Сообщники были арестованы, но Л. бежала. За поимку объявлена награда в ДВА МИЛЛИОНА йен".
И фотография Линайны над всем этим.
Аяо задумался.
Ему стало интересно, какого именно школьника Линайна могла убить - причем вместе с сообщниками - двадцатого июля, если в тот же день они обменялись телами?
Потом он понял, что этим школьником был он сам.
Аяо засунул руки в карманы и дальше по улицам двигался уже осторожнее.
Однако не вышло.
"Это закон жанра, - много после рассуждал Аяо. - Если герой увидел собственное фото в розыске, то значит, что последствия не заставят себя ждать. Мы на территории триллера. И, скорее всего, меня будут бить. Побои неизбежны".
Он почти добрался до гостиницы, где остановились Маркус с Нацуру, когда...
- Подождите! - крикнули ему с другой стороны улицы.
Аяо не стал даже смотреть, кто его окликнул. Он сгорбился, скрывая лицо, и шмыгнул в переулок.
- Стой, сволочь!
Несколько людей ломанулись вслед за ним. Аяо перевернул мусорный бак, загораживая проход, и по промозглым закоулкам побежал прочь, как можно скорее, вон отсюда. Вслед ему пыхтели люди. Аяо забежал за угол, стараясь оторваться, и случайно наступил на мягкую, лопнувшую под его ногами кошку.
Ах, она лопнула, потому что была беременна.
Крик. Вопль.
Аяо поскользнулся на крови и упал, больно приложившись лицом об асфальт. Люди, оказавшиеся полицейскими, настигли его, ударили по затылку, мешая подняться, и стали с хрустом заламывать руки. В спину ему упирались сразу две тонфы. Аяо ощущал их холод и беспокойную злую тяжесть. Железный лом, используемый для усмирения масс, так и жаждал вступить в дело.
- Вы арестованы, - тяжело дыша, сказал обездвиженному Аяо полицейский. - Будем соблюдать формальности, или сразу по почкам?
- Не бейте меня, - возразил Аяо.
- Тогда и ты веди себя смирно. Поняла?
- Вот дрянь, кошку убила, - злобно произнес другой полицейский, распрямившись. - Сука!

Аноним Вск 11 Авг 2013 21:36:30  #54 №1284862 

В сердцах он пнул Аяо по ребрам.
Аяо протестующе заворчал.
- Пошли, - сказал первый.
Их оказалось трое.
Они надели на Аяо наручники, затянув больно, до самой кости, и потащили в ближайшее отделение - не в какой-нибудь кобан, а в самую настоящую крепость, вокруг которой сгрудились служебные ниссаны и прочая ерунда с флагами. Аяо как чувствовал - отсюда не сбежать; если, конечно, не случится чуда.
"Я же выбрал Мейду, - подумал он недоуменно. - И где же чудесное спасение? Это ведь тру-энд, разве нет?"
Возможно, и нет.
Гармонические законы не всегда работают в реальном мире.
- Моя вина не доказана, - пробормотал Аяо.
- Потом поговоришь, - сказал полицейский, тот, что сетовал на убийство кошки.
- Но я правда невиновна. Меня подставили. И вообще я не Линайна, я парень!
- Заткнись.
- Но ведь это правда!
Полицейский почти нежно сунул ему кулак под ребра, и Аяо взвыл от боли. Ублюдок. Наверняка почку травмировал. Аяо чуть согнулся, стараясь ослабить острую, тянущую боль. Было тяжело идти и тяжело думать.
- А это еще кто? - спросил дежурный, когда Аяо втолкнули перед ним.
- Конте Ринайна, разыскивается, код 435-22 и т.д., - сказал кошковед. - Так и запиши.
- Окей.
Аяо задыхался. Ему было неприятно здесь все - и серые вылизанные стены, и запах освежителя, и деловитые полицейские с каменными рожами, сновавшие туда-сюда по ровным коридорам. Даже японский флаг, аккуратно установленный возле вешалки - и тот не вызывал патриотических чувств, как обычно.
- Она что, из этих, особых? - вдруг спросил дежурный.
- А ты как думал? - раздраженно произнес кошколюб. - Давай сюда оборудование.
- Конечно, конечно...
Дежурный положил на стойку странное оружие, напоминавшее пистолет для прокалывания ушей.
- Пробьем башку маленькой принцессе? - спросил он и идиотски хихикнул.
Кошкофаг не ответил. Он схватил Аяо за плечо и повел дальше по коридорам. В правой руке он нес тяжелый "пистолет".
"Что со мной будет?" - задумался Аяо.
Полицейский привел его в камеру - клаустрофическую комнатку с занавешенными окнами. Пахнуло затхлостью и вонью очистителя. Аяо сощурился. Наверху горела яркая галогеновая лампа. Свет резал глаза.
На приваренной к стене скамейке сидела Фуюкава Моэми. Увидев Аяо, она привстала навстречу.
- А ты наверное думала, что мы расстались навсегда? Ну уж нет. Наши судьбы связаны... и боюсь, сегодня эта связь оборвется - поскольку кончится твоя жалкая, никчемная жизнь, и твоя поистине ничтожная душонка отправится искать дальнейшие прибежища для реинкарнации, - сказал Аяо.
Фуюкава оторопело уставилась на него.
- Я просто пытаюсь предугадать твои слова, - объяснил Аяо.
Кукольное личико Фуюкавы налилось злостью. Она не понимала, в чем дело, однако спинным мозгом чувствовала: над ней издеваются. И отреагировала соответственно.
- Что ты несешь? - с отвращением произнесла она. - Эй, ты!
Полицейский нехотя вытянулся по струнке.
- Проучи ее!
Аяо не понял, в чем дело. Ведь он был абсолютно серьезен.
Однако рассуждения пришлось оставить - полицейский выпростал тонфу из рукава и коротким концом ударил Аяо в живот. И, пока тот с помутневшим взором заваливался набок, нанес еще два быстрых удара - дважды по ребрам, и завершающий в область мочевого пузыря.
Аяо рухнул на пол.
Перед глазами все плыло, мир ощущался сквозь вату. Он отстраненно отметил, что изо рта его течет несдерживаемая слюна, смешанная с кровью.
- Ей больно... - несколько растерянно произнесла Фуюкава. - А ты не перестарался?
- Сами же сказали. Я и действовал, - пожал плечами полицейский.
Он спрятал тонфу обратно в рукав и отступил к стене.
- Ты, блин, покалечил ее!
- Должно быть, так, - согласился полицейский, не меняя позы.
- Дебил...
Фуюкава выглядела неуверенно. Должно быть, ей ни разу не приходилось избивать людей до состояния мяса.
- Ударь ее, - наконец сказала она. - Только не очень сильно, но чтобы она почувствовала!
Аяо ощутил, как его поднимают с пола. Над ним занесли кулак.
- Не надо, - сказал он осуждающе.
Удар!
Горячая боль. Аяо снова упал. Кажется, полицейский хорошим ударом сломал ему что-то. Может, нос, а может, и скулу. Казалось, весь мир растворился в крови. Кровь текла по разбитому лицу и быстро охлаждалась.
- Я сказала, не сильно! - с оттенком испуга произнесла Фуюкава.
- Она притворяется, - попытался успокоить ее полицейский. - Они, гады, на самом деле крепкие.
- Ты тупой, что ли? А вдруг она умрет?
- Ну и... - многозначительно протянул полицейский, чем вызвал ярость Фуюкавы.
- Кончай рассуждать, дебил! Ты и так больной на всю голову, еще и меня хочешь в это втянуть? А ну пошел вон отсюда!
На лице кошколюба отразилась целая гамма эмоций. А затем он сплюнул и вышел из камеры. Зловещий пистолет, к облегчению Аяо, он забрал с собой.
- Вот дрянь, - Фуюкава суетливо заходила по камере. - Что же делать теперь... что делать...

Аноним Вск 11 Авг 2013 21:36:59  #55 №1284864 

Она тронула Аяо носком туфли.
- Ты как, живая?
- Да, - окровавленными губами произнес Аяо и, превозмогая боль, приподнялся на локтях.
Фуюкава насторожилась.
- А ты не притворялась?
- Притворялась, конечно. Иначе бы он меня убил, - искренне произнес Аяо. - А я не хочу умирать. Ни одно живое существо не хочет подохнуть от побоев. Еще и на грязном полу.
Фуюкава страдальчески уставилась в потолок.
Внутри шла тяжелая внутренняя борьба. Ее кулачки сжимались и разжимались.
- Но мне придется тебя убить, - наконец произнесла она.
- Почему? - удивился Аяо.
- Так нужно.
- Но ведь тебе не хочется меня убивать, - искренне недоумевал Аяо.
Он ясно видел: Фуюкава колеблется. Она не была жестокой, в отличие от Рио Такакихо и многих Птиц кипящей крови; она была молоденькой девушкой, которая вступила в организацию лишь потому, что хотела проявить себя. Оказаться полезной и нужной. Кто ж знал, что для этого придется убивать, да еще и так грязно?
На грязном полу.
- Ты не хочешь этого, - повторил Аяо.
- Нет, хочу, - уныло проговорила Фуюкава.
Она отвернулась.
- Я умоляю тебя...
- Ты просто не хочешь умирать, - заявила Фуюкава. - Вот и пытаешься запудрить мне мозги.
- Все так. Мне хочется жить, - бесхитростно признался Аяо.
- И что мне с того?!
Фуюкава закусила губу.
- Это испытание, - сделал попытку Аяо.
Она не стала возражать. Хороший знак.
- Разве это правильно? - продолжил он. - Некие люди внушили, что ты лишь бессловесное оружие. Тем самым снимая с тебя всякую ответственность. Делай, что должно, и будь что будет... Но ведь ты - не оружие. Ты все еще человек.
- Да. Я человек. И... Да!
В голосе Фуюкавы вновь скользнула злость.
- Я человек, - проговорила она с нарастающим упрямством. - И я очень не люблю, когда мне пудрят мозги. Оружие, не оружие... Что за бред ты несешь?
Аяо понял, что перестарался. Теперь Фуюкава закусила удила, и ее никак не переубедить.
Да, не большой он знаток человеческих душ.
Поняв это, Аяо слизнул кровь с верхней губы и принял все как должное.
- Что будешь делать?
- Убью тебя!
- Как?
- Моя способность - психокинез. Я могу воздействовать на любой предмет, в составе которой есть металл. Правда, тут все зависит от его массы и скорости, а еще сколько в нем металла. И я не очень сильная... пока еще, - с досадой произнесла Фуюкава. - А в человеке всего три процента металлов... Я пока еще не могу сердце останавливать.
- А что можешь? - спросил Аяо.
- Могу мигрень вызвать, - насупилась Фуюкава. - Да, могу!
Похоже, эти расспросы еще больше разозлили ее. А кому вообще подобное понравится? Оставив сомнения, Фуюкава с размаху наступила каблуком на горло Аяо.
Тот страшно захрипел.
Фуюкава, поколебавшись, убрала ногу.
- Я не могу так! - с отвращением произнесла она.
- Хватит меня мучить, - сказал Аяо.
- Сколько понадобится, столько и буду! И вообще... - заколебалась она. - Местные умеют мучить Одаренных. Видал у них пистолеты? Это чтобы Храм из башки высверливать. Они так усмиряют арестованных. Мерзкие вещички.
Раздался шум.
Фуюкава подняла голову.
- Да мне не жалко тебя! - вдруг закричала она. - Сдохни! Не буду марать об тебя руки. Пусть тебя местные и прибьют.
Она открыла дверь и высунулась по пояс.
- Эй, подойди сюда!
Вошел полицейский в надвинутой на лицо фуражке. Словно зная, зачем его позвали, он держал пистолет-усмиритель наперес.
- Короче, убей ее, а я пошла, - трусливо произнесла Фуюкава.
- Погодите, - сказал полицейский.
Он взял Фуюкаву за локоть.
- Что такое?
- Вы арестованы, - сказал полицейский и что есть силы огрел девушку пистолетом по затылку.
Фуюкава рухнула как подкошенная.
Не теряя времени, полицейский опустился перед Аяо и стал расстегивать на нем наручники. Фуражка сползла набок, и Аяо узнал в неожиданном спасителе Маркуса.
- Ты вовремя, - сказал Аяо.
- Я герой, - совсем не героически оглядываясь назад, быстро произнес Маркус. - Хорошо, что Нацуру в тот раз нацепил на вас свою метку. Так
мы хотя бы знали, что с вами происходит. Мы вышли вам навстречу... и как раз успели вовремя.
- Вы всех здесь убили? - спросил Аяо.
Маркус поперхнулся.
- Мы герои, но не супер же! Просто вошли сюда в купленной позавчера форме и сделали вид, что мы свои.
- Понятно, - сказал Аяо, вставая на ноги.
Ему ужасно хотелось убить Фуюкаву.
- Пойдемте скорее, - взмолился Маркус.
Аяо не слушал его. Он сел на колени и стал душить лежавшую без сознания Фуюкаву. Пальцы удобно сомкнулись на мягкой шее. Дыхание Фуюкавы прервалось. Вдоль вен буквально на глазах набухали травматические гематомы. Девушка дернулась.
- Что вы делаете?! - испугался Маркус.
- Убиваю ее.
- Зачем?!
- Я ненавижу ее. Мне хочется уничтожить это глупое создание, - чуть ли не простонал Аяо.
Маркус стал отдирать присосавшегося, как вампир, Аяо от несчастной Фуюкавы.
- У нас нет на это времени!
Аяо ударил его в челюсть, чтобы не лез. Однако он был не в своем теле, вдобавок избит и ослаблен, поэтому дюжий Маркус даже не почувствовал этого жалкого тычка. Он скрутил Аяо, вновь нацепил на него наручники и конвоировал из камеры.
- Нет, - прорычал Аяо, кося глазом на тело Фуюкавы.
- Не сопротивляйтесь, - умоляюще произнес Маркус.
Он провел сопротивляющегося Аяо мимо дежурного, который спокойно сидел в своем кресле и смотрел мультики на айфоне. К ним присоединился Нацуру. Полицейская форма на нем висела мешком. Казалось, все прошло хорошо - однако возле входа им встретился кошколюб.
Он сразу заподозрил неладное.
- Стоять, - сказал он, хватаясь за тонфу.
- Не лезь, урод, - жестоко ответил ему Маркус.
- Не понял. Ты кому это сказал?
Вместо ответа Маркус вытянул его тонфой по шее, и кошколюб покатился вниз по ступеням.
Увидев это, дежурный заржал.
- А че, норм, - прокомментировал он.
Нацуру подхалимски потоптался на упавшем кошколюбе, затем все они вместе вышли из полицейского участка.
- Что это было? - спросил Аяо не без удивления.
- Полиция, - весело ответил Маркус. - Здесь работают самые здоровые люди нашей нации. Поэтому я вел себя соответственно.
Аяо некоторое время размышлял над услышанным.
"Гармонический закон", - подумал он.
- Куда сейчас?
- К нам возвращаться - глупо, - ответил Маркус. - Когда эта крикливая очнется, наверняка ведь поднимет на уши весь город. Так что мы - па-пам! - едем в Токио. Вас ищут, знаете об этом?
- Кто?
- Эми. Говорит, что ужасно по вам соскучилась, Линайна-сан.
- Эми, - произнес Аяо безо всех эмоций.
Он не знал, кто это, поэтому просто сказал:
- Ладно, поехали. Можно даже в наручниках.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 09:10:47  #56 №1285319 

Отлично, хоть какое-то облегчение после этого пидарского гранд-финала.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 16:18:23  #57 №1285736 

>>1285319
Гранд-финале?

sageАноним Пнд 12 Авг 2013 19:23:38  #58 №1285928 

>>1285736
Дотабляде-проблемы, кими щинай де.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 22:12:35  #59 №1286126 

>>1285928
Я стал осторожно поигрывать в ЛоЛ, даже не знаю, к чему это приведет. Но пока в вове осталось слишком много неразобранных дел. Например, докачать до 90 уровня уже седьмого персонажа, или попытаться хоть как-то выступить на рбг, и прочая тупая хуйня.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 22:25:24  #60 №1286135 

>>1285319
Чем он был плох то? РЭТ ДОТО - БЕСТ ДОТА.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 22:43:25  #61 №1286145 

>>1286126
>Я стал осторожно поигрывать в ЛоЛ, даже не знаю, к чему это приведет.
К повышенной нервозности и социопатии. Это относится ко всем играм подобного жанра.
>>1286135
Мне пришлось не спать до 7 утра чтобы его досмотреть. Этим и плох.
Хотя смотреть как твоя любимая команда всралась от какого-то сплит-пуша, тоже обидно. Щкатанай десу, надеюсь это будет им уроком.

Аноним Пнд 12 Авг 2013 22:48:00  #62 №1286150 

>>1286145
> К повышенной нервозности и социопатии. Это относится ко всем играм подобного жанра.
После 4-5 лет становится похуй, кстати.

Аноним Чтв 15 Авг 2013 19:23:33  #63 №1289352 DELETED

бамп

comments powered by Disqus

Отзывы и предложения